You are currently viewing Тупик имени Степана Разина

Тупик имени Степана Разина

10 лет в Тольятти никто не хочет решать проблему многоквартирного дома с аварийной стеной (Степана Разина, 59).

И вновь, в который раз, «Тольяттинский навигатор» возвращается к теме дома № 59 по проспекту Степана Разина. Точнее, к тому, как легко стать заложником неповоротливой государственной системы. Системы, в чьи планы учет интересов не просто одного человека, но даже группы людей, оказавшихся за шаг от возможной крупной неприятности, просто-напросто не вписывается.

ОТВЕТСТВЕННАЯ БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ

«ТН» неоднократно писал про эту панельную девятиэтажку. Про то, как 10 лет назад обнаружилось, что торцевую стену дома перекосило, а в проем между разошедшимися плитами «заглядывали звезды». Про то, что ООО «Центральная строительная лаборатория» (ЦСЛ) провело целое исследование и вынесло вердикт об аварийности упомянутой стены. Про то, что управляющая компания Виктора Попова ООО «ЖКХ г. Тольятти» ограничилась некими противоаварийными работами, а затем обанкротилась. И что сменившая ее управляющая компания – ООО «УК ЖКХ г. Тольятти», – отличающаяся от предшественницы только ИНН, но не фамилиями директора и учредителя, делает вид, что она здесь ни при чем. Про суды, через которые пришлось пройти новому собственнику квартиры с аварийной стеной. Про нарушение всех мыслимых норм, ГОСТов, СНиПов и правил…

Когда при тольяттинской думе была сформирована рабочая группа, мы писали о результатах ее заседаний. Мы ходили на собрания собственников жилья. По инициативе правозащитника Алексея Краснова мы по-прежнему участвуем в совместном депутатско-журналистском расследовании. Со всеми нашими публикациями можно ознакомиться на сайте navigator-tlt.ru. И…

И можем констатировать: как минимум на муниципальном уровне бюрократическая машина обладает чудовищной инерцией. Чем больше чиновников, представителей УК, контролирующих органов и прочих «ответственных лиц» узнают (или вспоминают) о проблемах дома Степана Разина, 59, тем большую безответственность демонстрирует сама система. И даже история с недавним обрушением стены дома в Омске, где по чистой случайности никто не пострадал, ничему тольяттинских и самарских чиновников не научила.

«МОЯ СЛУЖБА НЕ ИМЕЕТ РЫЧАГОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ»

Недавнее выездное совещание, в котором участвовали председатель рабочей группы, лидер фракции КПРФ в городской думе Ольга Сотникова,  правозащитник Алексей Краснов, представители администрации и управляющей компании, вновь не поставило ни одной точки над «ё» либо какими-то иными буквами.

Нет, ведущий специалист отдела ЖКХ департамента городского хозяйства Роман Вороньков не спорил и не отвергал чужую точку зрения. Слушал внимательно. Задавал вопросы. Вот примерно так происходило обсуждение в квартире у проблемной стены:

Краснов:

– В прошлый раз сотрудник ООО «ЦСЛ» сделал отверстие. Видно, что там (в плите – прим. ред.) пустота. Происходит дальнейшее разрушение. Настолько, что цемент уже внутри рассыпался.

Вороньков:

– Из-за чего он может разрушаться?

Краснов:

– Вопрос к экспертам. Эксперт ушел от ответа.

Сотникова:

– В последнем заключении, которое сделано в марте, вообще не указаны причины. Хотя, согласно ГОСТам и СНиПам, должны быть указаны причины изменений…

Вороньков:

– Получается, что ЦСЛ заключения не давала?

Сотникова:

– Они в своем заключении не указали причин повреждения.

Вороньков:

– Тогда зачем проводили обследование?

Краснов:

– Кто нанял ЦСЛ? Управляющая компания. Она и прописывала техническое задание. Значит, не поставила задачу установить причину.

Сотникова:

– Вы знакомились с результатами последнего обследования?

Вороньков:

– Нет.

Краснов:

– У меня вопрос, как у помощника депутата, занимающегося этой проблемой: что предпримет администрация в связи с тем, что ГЖИ не в состоянии понудить управляющую к каким-то действиям? Вот в Омске произошло обрушение дома. Точно такая же ситуация: стена аварийная.  И здесь стена продолжает оставаться аварийной. Ситуация какая: мы сюда с вами приходим. Вы представитель исполнительной власти, вот депутат – представитель власти законодательной. Мы не обладаем рычагами воздействия ни на управляющую компанию, ни на кого. А вы устраняетесь от решения вопроса.

Вороньков:

– Давайте не бросаться такими словами. Чтоб вы знали: моя служба также не имеет рычагов воздействия.

Краснов:

– А зачем тогда администрация прислала именно вас на эту встречу?

…И так далее, и по кругу. Создается впечатление, что горадминистрация  откомандировала на эту встречу ведущего специалиста лишь «для галочки». Выслушать и, при необходимости, доложить. А решать вопрос – не его компетенция.

Вороньков:

– Если стена аварийная согласно заключению специализированной организации, нужно разрабатывать проект и ее усилить. Это всё, что нужно сделать.

Краснов:

– А кто это должен делать?

Вороньков:

– Управляющая организация.

Краснов:

– А почему она этого не делает?

Вороньков:

– Вы мне претензии предъявляете? Пишите официальную бумагу на Ренца, пусть он даст указание всем службам, которые могут по этому поводу что-либо сказать, получите официальный ответ. Сейчас я за всю администрацию отвечать не могу.

…Вопросы и ответы можно переставлять любым способом. Суть не меняется: есть вопросы, а ответы… ответы тоже есть. Компетенции нет.

ВЗЯТКИ ГЛАДКИ?

Представитель «УК ЖКХ г. Тольятти» на выездном совещании старалась не говорить лишнего. Практически в первый раз она высказала свое мнение лишь при осмотре подвала. Да и то перед этим Роман Вороньков обратился с прямой просьбой (требованием?) предоставить список сделанного на доме для поддержания стены в работоспособном состоянии. Он спросил: «По запросу УК готова это сделать или инициативно»? И услышал в ответ: «Пишите запрос».

Впрочем, Роман Николаевич на тот момент не знал, что толку от подобных запросов – ноль. Ему прямо на месте попытались растолковать, что обнаружение аварийной стены и какие-то действия, направленные на имитацию ее укрепления, происходили при предыдущей «укашке» – ООО «ЖКХ г. Тольятти». А нынешняя, обзаведясь парой дополнительных букв в названии, делает большие глаза и всячески дистанцируется от работ десятилетней давности.

Ольга Сотникова:

– А все действия проводила другая УК. И мне на все запросы нынешняя УК отвечает: «Мы ничего не делали, это не к нам вопрос».

Как обычно, о чем бы ни заходила речь, в итоге всё упирается в деньги. Точнее – источник финансирования проектной документации на восстановительно-укрепительные работы. Вороньков высказал надежду, что Квасов (руководитель департамента градостроительной деятельности) или Дроботов (заместитель главы городского округа по имуществу и градостроительству) могли бы придумать, откуда их взять. При личном обращении. Но Алексей Краснов его разочаровал:

– Администрация уже сказала, что нет законных оснований на финансирование проекта муниципалитетом. И сказал это именно Дроботов. Что касается исполнения работ, то, как только будет проект, стоимость, тут администрация может подключиться, написать заявку в государственные программы по капремонту и так далее. Проект же должна заказать управляющая компания. Администрация, как собственник нескольких квартир, может лишь принять участие в софинансировании соразмерно своей доле.

– Ну, тогда я не знаю. У дома денег нет, скорее всего. Люди такое решение не примут, – развел руками чиновник.

НУ ХОТЬ ЩЕЛЬ ЗАМАЖУТ…

На что хватило компетенции Романа Воронькова – это дать указание представителю управляющей компании загерметизировать отмостку и поставить тревожные маячки. Ну, и доложить об исполнении.

С отмосткой – да, в преддверии осени актуально. Между стеной дома и отмосткой – заметная трещина. Значит, в пору осенних дождей влага будет весело сочиться внутрь подвала, как это было весной, когда Алексей Краснов сопровождал эксперта ЦСЛ при визуальном обследовании аварийной стены и подвала.

Понятно, что замазывание трещины проблем дома не решит. Необходимо детальное инструментальное обследование фундамента, грунтов, аварийной и прилегающих к ней стен, воздействия на ситуацию теплового узла, расположенного в подвале… Нужен проект восстановительных работ… И тут тупик.

Законодательно администрация, как уже говорилось, профинансировать это не может. Собственники, когда речь заходит о возможных дополнительных тратах, предпочитают придерживаться мнения, что «дом-конфетка» и никаких аварийных стен в природе не существует. Добрые же волшебники-меценаты с пачкой наличных или веером банковских карт существуют лишь в сказках да дамских романах.

Вот и получается, что проблемы у дома есть, а решать их некому. Управляющая компания не хочет, администрация делает вид, что не может, а сами жильцы… Это простые люди, и их можно понять. Дешевле сказать: «на наш век хватит». Ну или ждать, что результата добьется кто-то другой.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Единственный уже реально пострадавший – это Александр Щ., новый собственник квартиры № 1. Вот уже два года, как он не может пользоваться своей собственностью. Просто так въехать и жить в квартире он не может:  квартира не в том состоянии. Закончить ремонт нельзя, пока не решен вопрос со стеной. Самостоятельно чинить стенку – ни права, ни денег таких у него, естественно, нет.

А вот кто вправе и в состоянии решить проблему – это ООО «УК ЖКХ г. Тольятти». Но получается так, что заставить ее раскошелиться «по-доброму» никто не в состоянии. А по всем признакам эта УК лихорадочно готовится к банкротству. Если из разряда предположений это явление перейдет в грустную действительность, то добиться реконструкции дома жильцам будет куда сложнее. В коммунальной империи Попова, в которую входит ООО «УК ЖКХ г. Тольятти», практика хоронить проблемы через процедуру банкротства, судя по всему,  давно стала традицией.

И что тогда? Кого назначат крайним из тех, кто сейчас так упорно дистанцируется от решения проблемы?

Андрей Сергеев