Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Сколько будем платить за тепло?

Сколько будем платить за тепло?

В городской думе по инициативе депутатов от КПРФ состоялись слушания на тему: «Перспективы развития рынка тепловой энергии в г.о. Тольятти, проблемы и тарифные последствия». Где обсуждались очень актуальные и животрепещущие вопросы обеспечения теплом жителей города, роста тарифов и модернизации теплового хозяйства.

В СССР была, пожалуй, самая дешевая квартплата в мире. За трехкомнатную квартиру с четырьмя проживающими платили в месяц 4 рубля 20 копеек, ну и за свет – сколько нагорит киловатт, помноженные на 2 копейки. Там, где стояли газовые плиты, киловатт электроэнергии стоил 4 копейки. Славные были времена…

Со сменой политического строя в России – с социалистического на капиталистический – квартплата пошла в отрыв. Сначала нам твердили, что мы должны оплачивать ее на все 100%. Потому как ранее для населения тарифы были специально занижены, а для промпредприятий завышены. После развала Союза перекрестное субсидирование (когда люди платили меньше, а предприятия больше) было отменено, и мы всё ждали, что вот-вот достигнет квартплата 100% и рост прекратится…

Прошло несколько десятилетий, а коммуналка продолжает расти в цене. Хотя мы давно уже платим полную стоимость набора жилищно-коммунальных услуг. Теперь отрываются тарифы. Точнее, монополисты, что отпускают нам по счетчику коммунальные ресурсы. Они и наращивают тарифы. Ну для того чтобы перекладывать старые, еще советские, трубы. Однако вместе с тем как растут тарифы, не прекращают рваться трубы. И тогда владельцы ресурсоснабжающих организаций – сегодня в России это в лучшем случае российские олигархи, а то и иностранные компании – изобретают новые схемы сбора денег с населения. В тех населенных пунктах, где их никто не сдерживает, потребителям навязывают дополнительный рост тарифов в виде концессионного соглашения или перехода в ценовую зону. Там, где «хотелки» олигархов встречают отпор, рост тарифов замедляется, а то и останавливается… К примеру, в Тольятти вызвало мощное сопротивление у жителей утверждение новой схемы теплоснабжения. На общественные слушания собиралось столько народу, что не вмещали залы…

СХЕМУ УТВЕРДИЛИ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Министерством энергетики Российской Федерации 20 мая 2021 года утверждена схема теплоснабжения городского округа Тольятти на период до 2038 года, сообщает портал администрации tgl.ru. «Подписанию документа предшествовало заседание экспертной комиссии при федеральном ведомстве, члены которой рекомендовали схему к утверждению. В комиссии также отметили, что схема соответствует всем требованиям законодательства и отражает все основные проблемные вопросы, существующие на сегодняшний день в тольяттинском тепловом хозяйстве. Таким образом, масштабный комплекс мер, направленных на развитие и техническое перевооружение теплового хозяйства во всех районах города, согласован на государственном уровне и полностью готов к реализации.

Выполнение предусмотренных схемой мер позволит ресурсоснабжающим организациям ПАО «Т Плюс» и АО «ТЕВИС» модернизировать объекты коммунальной инфраструктуры, существенно снизить повреждения и энергопотери на тепловых сетях, а также кратно сократить нагрузку теплоисточников на окружающую среду, что обеспечит улучшение экологической ситуации в городе. Необходимо отметить, что инвестировать в проекты обновления сетей теплоэнергетики будут только собственные или заемные средства. Возврат инвестиций ресурсоснабжающих компаний будет обеспечен за счет экономии топливно-энергетических ресурсов и снижения эксплуатационных расходов после модернизации сетей», — обо всем этом также говорится на сайте администрации. Информация размещена 28 мая. А накануне утверждения схемы в городской думе по инициативе депутатов от КПРФ состоялись слушания на тему: «Перспективы развития рынка тепловой энергии в г.о. Тольятти, проблемы и тарифные последствия». Где обсуждались очень актуальные и животрепещущие вопросы теплоснабжения.

НУЖНО 16 МИЛЛИАРДОВ

Ведущим мероприятия выступил председатель думы г.о. Тольятти Николай Остудин. Помимо народных избранников городского парламента в дискуссии приняли участие первый заместитель председателя Самарской губернской думы Екатерина Кузьмичёва, депутат областного парламента Алексей Краснов. В числе участников были также руководитель департамента ценового и тарифного регулирования Самарской области Алёна Гаршина, руководитель управления энергетики Министерства энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Самарской области Вадим Маслов, а также представители ресурсоснабжающих организаций — заместитель директора по экономике и финансам ПАО «Т Плюс» Дмитрий Смородинов, заместитель генерального директора по правовым вопросам АО «ТЕВИС» Олеся Стоянова и др.

Из докладов и выступлений приглашенных руководителей РСО сложилась следующая картина. Трубы стареют, чаще случаются порывы. Но ресурсники-монополисты не хотят менять трубы за просто так. Они желают, чтобы на перекладку сетей скидывались потребители. И для этого нужно порядка 16 млрд рублей. Таких денег нет ни у ресурсников, ни у муниципалитета. Механизмов финансирования капитального ремонта и модернизации три: инвестиционные программы, концессионное соглашение, переход в ценовую зону.

Однако от заключения концессионного соглашения ПАО «Т Плюс» отказалось, о чем уведомило администрацию г.о. Тольятти в апреле нынешнего года. Наиболее приемлемым вариантом, по мнению руководителя департамента городского хозяйства Вадима Ерина, является переход на ценовую зону теплоснабжения, так как он единственный обеспечивает привлечение масштабных инвестиций и сравнительно мягко увеличивает платежи населения. А руководитель департамента ценового и тарифного регулирования Алена Гаршина в пользу ценовой зоны привела даже такие аргументы, как рост доходов городского бюджета. Мол, вырастут не только доходы поставщика тепла, но и доходы в бюджет.

Вадим Ерин обрисовал существующее положение дел в тепловом хозяйстве города: «Отпуск тепловой энергии по Тольятти составляет 11 000 гигакалорий, протяженность тепловых сетей 1300 км, 205 дней в среднем длится отопительный сезон. Общая мощность тепловых источников, которые есть в городе, в 1,7 раза превышает подключенную нагрузку. То есть в городе есть резерв. Почти 58% тепловых сетей старше 30 лет. Они требуют замены. За последний год увеличилось число повреждений на 14%. При переходе на ценовую зону мы видим преимущество в улучшении состояния нашего муниципального имущества. Будет проведена модернизация – это раз. У нас исчезнет такое понятие, как бесхозные сети, —  это два. Самое главное, что будет обеспечено надежное и качественное теплоснабжение для населения города», — сообщил руководитель департамента городского хозяйства.

…Кстати, эту фразу об обеспечении «надежного и качественного теплоснабжения для населения города» тольяттинцы слышат с тех самых пор, как сети города оказались в руках олигархов. Нам постоянно обещают повышение «надежности и качества теплоснабжения», когда говорят, что нужно доплатить. Мы доплачиваем, а число повреждений все увеличивается и увеличивается…  

ЧТО НАШЕ И ЧТО НЕ НАШЕ

Перешли к вопросам. Заместитель председателя в Думе г.о. Тольятти и руководитель фракции КПРФ Ольга Сотникова спросила об опыте Самары и Новокуйбышевска, которые уже перешли на ценовые зоны. На сколько в этих городах повысилась и повысится еще плата за тепло? Также Ольга Владимировна интересовалась: концессия и ценовые зоны предполагают ли улучшение состояния теплового муниципального имущества, которое, к слову, арендует теплоснабжающая организация?

Ерин ответил, что единая тепловая организация (ЕТО) – ПАО «Т Плюс» лишь поддерживает в работоспособном состоянии трубы города. Или, говоря проще, латает дыры. А если будет передача в концессию или переход в ценовую зону, то тогда и случится модернизация. То есть замена дырявого трубопровода на более современный и качественный материал. Так, при переходе в ценовую зону в городское хозяйство будет инвестировано 16 млрд рублей, то есть полностью все наши сети будут переложены.

Сотникова уточнила, а что в Тольятти наше, городское, и что принадлежит «Т Плюс». Оказывается, городского осталось не так уж и много. Муниципальное тепловое хозяйство есть в Комсомольском районе, все котельные, все ЦТП и все тепловые сети находятся в муниципальной собственности. В Центральном районе – источник Тольяттинская ТЭЦ принадлежит «Т Плюс», основные тепломагистрали тоже в собственности у «Т Плюс», небольшая часть сетей и тепловых пунктов – в собственности города. В Автозаводском районе источник (вазовская ТЭЦ) принадлежит «Т Плюс», все магистральные сети – «ТЕВИСу», часть внутриквартальных сетей в собственности города. «Часть этих сетей в Автозаводском районе мы передали в аренду «ТЕВИСу». По остальным участкам сейчас ведется работа по подготовке технической документации с целью дальнейшего заключения договоров аренды», — сообщил Ерин.

Отвечая на вопрос Сотниковой об изменении тарифов при переходе на ценовую зону теплоснабжения, Алена Гаршина сказала, что тариф на тепло в Самаре был 1740 руб., после перехода в ценовую зону он увеличился на 43 рубля с 1 ноября. А с 1 июля рост стоимости составит 3,9%, то есть в числовом выражении тариф увеличится на 70 рублей, достигнув отметки 1852,9 руб.

В Новокуйбышевске гигакалория тепловой энергии стоила 1497 рублей. И за все время действия ценовой зоны тепло достигнет стоимости 1986 рублей.

В Тольятти ситуация несколько другая. У нас в двух районах города на ТЭЦ вырабатывается самое дешевое тепло, которое является побочным продуктом при выработке электроэнергии. А вот Комсомольский район отапливается при помощи котельных, что намного дороже. И для ПАО «Т Плюс» переброска трубы с теплом от ТоТЭЦ в Комсомольский район – самый идеальный вариант. Тем более что ТЭЦ Центрального района недозагружена. И даже когда теплотрасса будет проведена в Комсомольский район, останется резерв.

СКОЛЬКО ПЛАТИТЬ БУДЕМ? СЕКРЕТ!

Николай Остудин спросил, как будет прирастать тариф конкретно по Тольятти при переходе на ценовую зону. Но убедительного ответа не прозвучало. Гаршина сообщила лишь, что прирост тарифа зависит от объема выручки, который собирает ЕТО — по ценовой зоне принимает решение не регулятор как при концессии, а город и ЕТО. Понятно, что в Самаре объем потребляемого тепла больше. И возможность модернизации оборудования при направлении части расходов на перекладку сетей или распределение расходов в Новокуйбышевске намного меньше. Соответственно, темпы роста тарифа в Новокуйбышевске будут выше, чем в Самаре. А по Тольятти расчёт 1700 руб. за гигакалорию будет расти в течение 10 лет с индексом роста 5,6%.

…То есть если мы перейдем на ценовую зону в 2022-м, то в 2032-м гигакалория будет стоить на 56% больше – 2652 руб. без учета ежегодного роста тарифа от правительства. Или с учетом?..

Алена Гаршина продолжила, мол, можно предусматривать и меньший объем инвестиций, тогда индекс роста будет меньше, можно и больший с соответственно более высоким индексом роста. По ее словам, многие регионы идут на это, учитывая примерно такой индекс – 5,6% роста тарифа на тепло. При этом город может взять на себя часть социальных обязательств, и население будет платить меньше установленной цены, в то время как все остальные потребители оплачивают оговоренную стоимость.

«Сумма компенсации города социально незащищенным слоям населения обязательно прописывается в соглашении. Областной бюджет также компенсирует рост тарифа всем тем, кому и прежде выплачивал областные субсидии», — это прозвучало уже из уст министра Маслова.

ИЗ КАРМАНА В КАРМАН

Депутата Самарской губдумы Алексея Краснова интересовало: как это увеличение выручки ресурсоснабжающей организации приведет к увеличению доходов бюджета. Каким таким способом?

«Как минимум увеличится налог на добавленную стоимость, налог на прибыль, налог на имущество, при реализации инвестпрограмм будет увеличиваться доля имущества у РСО, она, ресурсоснабжающая организация, и будет платить больше налогов, — пояснила Алена Гаршина. — Плюс сохранение рабочих мест, это и подоходный налог. То есть любое увеличение выручки у регулируемой организации, без привязки к ценовой зоне, ведет к увеличению оборота и, соответственно, увеличению налогов».

Краснова такой ответ не устроил: «Но вы же понимаете, Алена Анатольевна, что это деньги жителей. То есть вы говорите, что нужно взять деньги у граждан в виде повышенной квартплаты и отдать их ресурсникам. И тем самым мы защитим РСО и пополним бюджеты».

Гаршина не согласилась: «Мы не говорим об увеличении квартплаты, мы говорим о том, что поддерживаем имущественный комплекс, в том числе муниципальный имущественный комплекс, который обеспечит бесперебойное теплоснабжение. И это имущество требует вложений. Эти вложения требуют источник. В любом случае этот источник коснется населения. Если мы говорим, что это расходы бюджета, значит, в бюджет должны поступить дополнительные доходы. Если это средства РСО, значит, она их получает в виде выручки и целевым образом использует для модернизации муниципальной теплосети. Из ниоткуда эти деньги не возьмутся. Поэтому выражение, что мы завышаем квартплату и изымаем при этом деньги у граждан, не совсем корректно. Точнее, совсем некорректно. Любое обеспечение качественной услугой стоит каких-то денег и каких-то мероприятий».

КТО ИНВЕСТОР?

Краснов продолжал гнуть свою линию: «Любая РСО, когда формирует тариф, закладывает в него инвестиционную составляющую, входящую в тариф на следующий год. И метод расчёта осуществляется, опираясь на фактические затраты и реальную инвестиционную программу. (Инвестиционная программа – это заложенные деньги на ремонт и модернизацию трубопроводов и оборудования. – Прим авт.) Но, слушая сегодня всех выступающих, и вас, Алена Анатольевна, и Вадима Александровича, получается, как будто прежде у нас был дикий беспредел и никто инвестициями не занимался, не было инвестпрограмм! А как только город перейдет на ценовую зону или «концессионку», внезапно появятся какие-то инвестпрограммы. Это не так! И сейчас у каждой РСО существуют инвестпрограммы. И сейчас, до перехода в ценовую зону, обязательства по их исполнению тоже существуют. Их никто не может отменить, они заложены в рамках тарифного дела. Но власть и РСО хотят уйти от этой схемы, наиболее удобной и справедливой для населения. Уйти в такую схему, где загодя деньги на все проблемы и косяки РСО накладываются на население и берутся из его кармана. Принцип ценовой тарифной зоны — это когда будущие расходы: если что-то пойдет не так, подорожают цены на что-то или что-то РСО «накосячит»… Как, например, ПАО «Т Плюс», которое пыталось проложить теплотрассу от Тольяттинской ТЭЦ в Автозаводский район вдоль Автозаводского шоссе. Но что-то пошло не так — и получился большой пфук. Деньги по инвестпрограмме, около 1 млрд рублей, вылетели в трубу, точнее, оказались закопаны в землю. И от ТЭЦ Центрального района не получилось провести халявное тепло в Автозаводский район. Считаю, что за такие «косяки» должна нести ответственность сама организация, а не ее потребители.

При переходе на ценовую зону, со слов Алены Анатольевны, получается, если «накосячит» РСО, то она не будет просить повысить тариф, она просто снизит свою инвестиционную составляющую года на четыре. И не будет перекладывать трубы всё это время.

Действующая сегодня схема, повторюсь, также позволяет перекладывать сети, но почему-то этого не делается. Вот Вадим Александрович говорит, что по концессии будет заменен участок трассы с прохудившимися трубами на современные материалы, а по действующей схеме лишь будет заплатка. Вы лукавите, Вадим Александрович! Это не так! По концессии будут заменены только те участки, которые указаны в соглашении, а по ценовой зоне, оказывается, этого можно и не делать совсем. При переходе на ценовую зону Вадим Александрович совместно с представителем РСО вдвоем обсудят, сколько заменить метров трубы: один, два или двадцать пять. А депутаты вообще исчезнут из этого процесса.

Считаю, что нужно оставить всё как есть. Усилить лишь работу Министерства ЖКХ, которое лукаво разделилось на две структуры. И теперь, когда я пишу письма в МинЖКХ, они меня направляют в департамент тарифного регулирования и наоборот. Их, кстати, за это недавно наказала прокуратура. Напомню, МинЖКХ отвечает за инвестпрограммы и их выполнение ресурсными организациями, а департамент тарифного регулирования отвечает за инвестсоставляющую, которая заложена в тарифе на год вперед и, по сути, уже оплачена жителями».

Глеб Орлов

Окончание в следующем номере.

Закрыть меню