Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Сколько будем платить за тепло? Продолжение.

Сколько будем платить за тепло? Продолжение.

В городской думе по инициативе депутатов от КПРФ состоялись слушания на тему: «Перспективы развития рынка тепловой энергии в г.о. Тольятти, проблемы и тарифные последствия». Обсуждались очень актуальные и животрепещущие вопросы обеспечения теплом жителей города, роста тарифов и модернизации теплового хозяйства.

В прошлом номере мы рассказывали о том, что администрация города совместно с энергетиками считает: для того чтобы модернизировать тепловое хозяйство вместе с трубопроводами Тольятти, необходимо изыскать 16 млрд рублей. Таких денег нет ни у ресурсников, ни у муниципалитета. Механизмов финансирования капитального ремонта и модернизации три: инвестиционные программы, концессионное соглашение, переход в ценовую зону. Энергетики и администрация настаивают именно на переходе в ценовую зону теплоснабжения. Депутат Самарской губдумы Алексей Краснов предложил оставить всё как есть. Потому как инвестиции на замену старых труб уже заложены в тарифах. Нужно лишь «усилить работу министерства ЖКХ, которое отвечает за инвестпрограммы и их выполнение ресурсными организациями, и работу департамента тарифного регулирования, отвечающего за инвестсоставляющую, которая заложена в тарифе на год вперед и, по сути, уже оплачена жителями». А с переходом на ценовую зону у ресурсников появится возможность снижать инвестиционную составляющую, если что-то у них вдруг пойдет не так. То есть все свои «косяки» они переложат таким способом на плечи потребителей. Точнее, их кошельки.

СКОЛЬКО ЗАЛОЖЕНО НА ТРУБЫ?

Руководитель управления энергетики Министерства энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Самарской области Вадим Маслов не согласился с депутатом Красновым. По его словам, все инвестпрограммы выполняются и прокуратура за этим строго следит. Потому не переложить старые трубы просто нельзя. «Таких нарушений нет! Обязательно в установленные строки все программы согласовываются, в том числе и отчеты по их исполнению», — считает Маслов.

Депутат городской думы и опытный коммунальщик Александр Денисов тихо произнес: «Да спуститесь уж с небес на землю». А затем в микрофон спросил руководителя департамента ценового и тарифного регулирования Самарской области Алёну Гаршину:

— Какой удельный вес закладывается в тарифе на инвестиции? Вот вы, к примеру, утвердили тариф 1 рубль, заложили в него зарплату, аренду машин, турбаз, пароходов… Сколько в этом рубле заложено на перекладку труб?

— Я не скажу, — ответила чиновница, утверждающая областные тарифы.

— А ведь это принципиально, — не унимался Денисов. — Особенно когда смотришь, что доходы и дивиденды энергетиков — вот такие-то, что в тарифах заложено и содержание турбаз, и аренда пароходов. И персональная охрана, и служебные автомобили… А на инвестиции не остается… Вон около думы трубу прорвало на Ленинградской. Каждый год рвется и ещё будет рваться…

— Хорошо, — невпопад произнес ведущий слушаний спикер гордумы Николай Остудин.

— А чего тут хорошего?! – вспылил Денисов. — Вы вопрос не заминайте, Николай Иванович.

— Они не скажут, Александр Васильевич, – вполголоса произнес Алексей Краснов.

— А тогда зачем мы собрались-то? – недоумевал Александр Денисов.

— Чтобы выработать рекомендации, — ответил ему Остудин.

— Так вот и давайте спросим министерство ЖКХ, сколько в условном рубле заложено денег на инвестиции ПАО «Т Плюс», «Самараэнерго», ООО «ВоКС», ТЕВИС и других ресурсоснабжающих организаций. Они же в конечном итоге утверждают тарифы в Самаре.

— Запишем. Ответ подготовим, — пообещала Гаршина. – Это наша цифра. Но что я хочу сказать… Вернусь к ПАО «Т Плюс» и городу Тольятти. У нас сейчас в Тольятти только амортизация. Она не считается в доле в рубле тарифа, она считается от состава оборудования, его возраста и сроков амортизации. А потом используется на те мероприятия, которые министерство энергетики утвердило по согласованию с муниципалитетом. Набор мероприятий отталкивается от схемы теплоснабжения. Вот только сколько это копеек в рубле, не нормируется и четкой цифры не планируется…

— Она все равно расчетным способом может быть определена, — выразил свое мнение производственник Остудин.

— Если бы мы знали, что 30% или 20% идет на развитие… А так… В мутной воде… — произнес Денисов.

КОНЦЕССИЯ ПО-ЖИГУЛЁВСКИ

Далее слово вновь попросил Алексей Краснов.

— Я хочу сказать, что не согласен с тем, что нас должны волновать только сроки и объемы перекладки сетей. Нет. Нас должно интересовать, насколько и когда будут выполнены конечные работы для потребителей. Приведу в пример Жигулевск, где было заключено концессионное соглашение за номером 50. И что-то там произошло потом. И в течение 6 лет комиссия по проверке концессионных соглашений ни разу не собиралась, и соглашение не было утверждено. А в результате всё вышло в тариф, — так мне ответила прокуратура. Вот в этом смысле, Вадим Вячеславович (Маслов. – Прим. авт.), нас интересует. Мы же не просто покричать здесь собрались.

Нам вот Алена Анатольевна говорит, что есть ценовая зона и есть концессия. Но в Жигулевске «СамРЭК-эксплуатация» провалил концессионное соглашение. Там все было сделано за счет бюджетных субсидий и федеральных денег, которые пришли к ним. Если не ошибаюсь, по 200 миллионов выделялось им ежегодно. Вот потому мы и хотим прозрачности. Ясности хотим. Я пришлю в городскую думу результат того, что получилось в Жигулевске после подписания концессионного соглашения. Там все очень плачевно вышло. И нам нужно использовать имеющийся опыт.

НЕ ХОТЯТ ДЕЛИТЬСЯ ПРИБЫЛЬЮ?

Остудин напомнил, что у энергетиков кроме амортизации сеть еще и прибыль. И почему они ее не вкладывают, надо бы разобраться. Чтобы потом получать снижение затрат в ремонте и тем самым возвращать вложенные инвестиции.

— У вас не получится загнать нас в тупик, мы тоже кое-что понимаем, — предупредил он энергетиков. — Давайте и с вложением прибыли посчитаем. Но когда нам говорят, что нужно идти в ценовую зону с увеличением стоимости тарифа и, мол, только таким образом будет возможна замена старых труб, это в корне неправильно. Давайте говорить честно. Я предлагаю подготовить расчеты по всем вариантам и с учетом амортизации, и с включением хотя бы 50-процентной прибыли «Т Плюс», чтобы мы все честно видели. И тогда, возможно, мы начнем понимать, что надо и бюджетные деньги вкладывать, а не только населению за всё платить.

Представители ресурсоснабжающих организаций не согласились с тем, что им нужно вкладывать прибыль для ремонта арендуемых у города трубопроводов.

— На каких основаниях частное предприятие будет реинвестировать чистую прибыль и вкладываться в арендованное имущество? – спросила представитель ТЕВИСа.

— Законом все придумано. Это называется гражданско-частное партнерство. Либо концессионное соглашение. Либо инвестиционное соглашение по альткотельным. Сейчас в законодательстве нет варианта, когда ресурсники перекладывают муниципальные сети. И невозможно амортизацию учесть в тарифе по муниципальному имуществу. И потому муниципальные сети не перекладываются. Они как были построены в советское время, так и не перекладывались, — пояснили министерские.

Руководитель фракции КПРФ в городской думе Ольга Сотникова донесла до собравшихся то, что многие депутаты, и она в том числе, узнали о переходе на ценовую зону из газет:

— Мы инициировали это совещание только после того, как узнали, что главой города было подписано соглашение о переходе на ценовую зону, сообщила Ольга Владимировна. – И только тогда депутаты инициировали это совещание. Мы, представители населения, но нашего мнения не спрашивают. Администрация города не выносит эти вопросы на обсуждение депутатов. Хотя именно мы должны доносить позицию исполнительной власти до населения. Администрация не должна самостоятельно принимать решения о переходе на ценовую зону. Но на деле именно так и происходит. При этом министерство ЖКХ нам говорит, что был проведен некий анализ и муниципальная власть выступила инициатором перехода на ценовую зону.

Сотникова предложила не рекомендовать депутатскому корпусу, а обязать его принимать участие в формировании тарифов на тепло посредством определения варианта ценовой зоны или концессии. А также определить наиболее оптимальный вариант модернизации сетей для города посредством проведенных расчетов и анализов.

Глеб Орлов

КОММЕНТАРИЙ

АЛЕКСЕЙ КРАСНОВ, ДЕПУТАТ САМАРСКОЙ ГУБЕРНСКОЙ ДУМЫ:

— Как ни парадоксально, но рост тарифов в России зависит в том числе и от активности жителей. Пример Жигулевска это наглядно показывает. Там стоимость тепла выросла значительно в этом году и сейчас составляет более 2 тысяч рублей за гигакалорию. С молчаливого согласия жителей. Тольяттинцы, наоборот, наглядно показали, что они готовы объединиться против роста тарифов. И голосовали против принятия новой схемы теплоснабжения. Да, схему утвердили. Но от заключения договора концессии власти отказались, потому как поняли, что значительное повышение теплового тарифа способно вызвать в Тольятти бурю негодования.

Анекдот в тему. У нас стало модным жаловаться на дороговизну коммунальных услуг. А между прочим, горячая вода в России стоит почти на 30% дешевле, чем молодое вино в Испании!

Закрыть меню