Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Во сколько России обошлась борьба с коронавирусом

Во сколько России обошлась борьба с коронавирусом

Дорогая пандемия

25 марта исполнился год с начала объявления пандемии в России. В этот день в марте 2020 года президент Владимир Путин объявил длинные выходные, которые должны были продлиться с 28 марта по 5 апреля. Карантин затянулся, но в итоге завершился. Борьба же с коронавирусом по сей день продолжается. «ТН» подвел итоги, сколько же было потрачено на нее средств за это время. По данным Минфина, совокупные расходы региональных и федерального бюджетов на здравоохранение в 2020 году составили почти 5 трлн руб. и минимум 1,5 трлн ушло на борьбу с пандемией. На что именно? Полюбопытствуем.

КОЙКО-МЕСТА

По данным Совета Федерации, за 2020 год количество ковидных коек для взрослых и детей увеличилось более чем в четыре раза: с 51,9 тыс. (в 2010 году было 68,5 тыс.) до 278 тыс. Как говорила вице-премьер Татьяна Голикова, 123 тыс. из этих коек были оснащены системой подачи кислорода и 28,4 тыс. — аппаратами искусственной вентиляции легких.

По подсчетам издания «Медвестник», проанализировавшего распоряжения правительства за 2020 год, на оснащение коечного фонда было потрачено 95,6 млрд руб. Данные подтвердил Минфин. Самый большой транш получило Минобороны — на строительство 16 медцентров на базе модульных быстровозводимых конструкций для лечения военнослужащих. Самым же дорогим для госбюджета стал быстровозводимый госпиталь на 360 коек в Ивановской области — 2,5 млрд руб. В оснащение коечного фонда и строительство инфекционных госпиталей вкладывались и регионы. Оценить всю сумму пока сложно, но вложения были немалыми.

В прошлом году министр здравоохранения Михаил Мурашко оценивал стоимость оснащения одной коронавирусной койки в 800 тыс. руб. Однако если мы сравним данные, то увидим, что оснащение было не во всех регионах одинаковым. В Кировской области на 382 млн руб. было развернуто 4600 коек — получается, что затраты составили по 83 тыс. руб. на койку. А вот в Санкт-Петербурге на 9,5 млрд руб. было открыто или перепрофилировано около 10 тысяч коек. Значит, каждая обошлась бюджету региона примерно в 950 тыс. руб. — в 10 с лишним раз дороже, чем в Кировской области.

Казалось бы, деньги потрачены, но зато останутся эти пресловутые койки и будет решена проблема с инфекционной службой, угробленной оптимизацией. Ан нет, многие коронавирусные стационары будут или уже разобраны. Другие открывались на месте действующих роддомов, гинекологических отделений и др. Интересно, что еще в сентябре прошлого года Минздрав разработал концепцию федеральной программы модернизации инфекционной службы. На ее реализацию заложили 17 млрд руб. В начале апреля эта программа обрела конкретику. Она подразумевает строительство 82 инфекционных корпусов при многопрофильных больницах в 50 регионах. Зачем? Если вот только создавались ковидные модули. То есть в теории все-таки восстановят то, что было ликвидировано, но это будет новая программа и новые расходы?

ЛЕКАРСТВА

Отдельно стоит рассмотреть расходы на лекарственное обеспечение. В 2020 году госзаказчики закупили около 42 млн упаковок лекарств для борьбы с ковидом на сумму свыше 32 млрд руб. То есть каждая упаковка стоила чуть меньше тысячи рублей! Все ли эти лекарства были полезными? Нет. С самого начала никто в мире не знал, чем лечить новый вирус, поэтому пробовали применять самые разные препараты — от антивирусных и антибиотиков до антипаразитарных и даже каннабиса. И в первые месяцы было непонятно: больной выздоровел благодаря лечению определенным препаратом? Или вопреки его действию?

В дальнейшем исследования показали, что большинство препаратов практически бесполезны. Словом, Россия тратила миллиарды на закупку неэффективных лекарств. Кстати, до сих пор нет вердикта мировых ученых о пользе против ковида самого закупаемого лекарства 2020 года с действующим веществом фавипиравир.

При этом среди закупаемых на государственные деньги лекарств оказалось много таких, чья эффективность не была доказана даже против ОРВИ. Не было для этих препаратов качественных исследований, которые подтвердили бы их эффективность. И «по совпадению» почти все они зарегистрированы на кипрские офшоры. Среди спорных препаратов ингавирин, арбидол, триазавирин, кагоцел… Однако в пандемию их закупки увеличились в сотни раз и на сотни миллионов государственных рублей.

ПЛАЗМА

Немало затрачено и на создание банка плазмы крови с антителами к коронавирусной инфекции. В конце февраля Вероника Скворцова, руководитель Федерального медико-биологического агентства, отчиталась, что ФМБА открыло национальный центр координации создания антиковидной плазмы и сумело заготовить больше 22 тонн плазмы.

С учетом того, что донорам платили по 5000 руб. за 66 мл плазмы да еще давали компенсацию на питание (там, где не могли выдать продуктами) — примерно 1000 руб. (сумма зависит от региона), то свыше 200 млн руб. ушло только на выплаты донорам. А еще — закупка оборудования и расходных материалов, оплата труда врачей, анализы… Вложены большие средства. Правда, ровно за день до отчета Скворцовой стало известно, что заготовка плазмы не имеет смысла. Мировые исследования с общим числом испытуемых 10 722 человека, показали, что лечение плазмой ничем не лучше стандартной терапии. Заметим, что данные науки никак не сказались на планах ФМБА. Теперь агентство планирует изучать еще и эффективность лечения ковида плазмой крови привитых «Спутником». А также намерено провести вторую фазу исследований препарата, созданного на основе плазмы крови переболевших ковидом.

Словом, находятся в постоянном движении…

ВАКЦИНА

Отдельно стоит упомянуть о прививках от коронавируса. На проведение прививочной кампании в 2021 — 2023 годах из федерального бюджета планируется выделить 75,8 млрд руб. В 2021 году на эти цели хотят направить почти 31,37 млрд руб. Три отечественные вакцины уже созданы, зарегистрированы и вышли в гражданский оборот. Это вакцина «Спутник V», разработанная в Центре им. Гамалеи совместно с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ); «ЭпиВакКорона», созданная в новосибирском центре «Вектор» (под покровительством Роспотребнадзора); и «Ковивак» — от Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова РАН. На разработку и производство препарата «Спутник V» было выделено 1,8 млрд руб., «ЭпиВакКорона» — больше 2 млрд руб. А сколько и кем было инвестировано в «Ковивак» — не разглашается.

При этом только разработчики «Спутник V» представили результаты клинических испытаний в солидных медицинских журналах.

КОРРУПЦИОННАЯ ДОЛЯ

Одновременно встает вопрос и о том, что часть денег, выделенных на борьбу с пандемией, просто ушла в чьи-то карманы. Например, в Омске под шефством бывшего министра здравоохранения региона Ирины Солдатовой покупали аппараты ИВЛ без функции неинвазивной вентиляции легких, хотя для ковидных пациентов нужны были аппараты именно с этим режимом работы. Закупались они без учета потребности больниц, в других регионах и по завышенным ценам, хотя аналогичные аппараты были дешевле на складах своего региона. Правоохранительным органам показались сомнительными поставки и другой медтехники. Итог: 110 млн руб. подозрительных трат. А сама Солдатова бежала в ОАЭ, суд заочно арестовал ее и объявил в международный розыск.

В Пензенской области СК задержал губернатора Ивана Белозерцева по подозрению в получении взяток от фармкомпаний. Следователи считают, что он вступил в сговор с руководителем группы фармкомпаний «Биотэк» Борисом Шпигелем, его супругой и директором ОАО «Фармация» Антоном Колосковым. Фирмам давали конкурентные преимущества при заключении госконтрактов на поставку и отпуск лекарств, медизделий и реактивов, закупаемых на бюджетные деньги для нужд здравоохранения области. Сумма госконтрактов — 550 млн руб., а предполагаемая сумма взятки — 30 млн руб.

В конце марта депутат Госдумы Андрей Луговой направил в Следственный комитет РФ запрос, в котором просит проверить деятельность Михаила Ратманова, начальника управления организации медицинской помощи и промышленной медицины ФМБА, ранее возглавлявшего минздрав нашего региона. Депутат ссылается на «информацию от избирателей» и сообщает о том, что Ратманов осуществляет подставные закупки медицинского оборудования и лекарств.

В общем, к значительным расходам на борьбу с пандемией прибавилось и значительное количество вопросов о разумности этих трат.

Олег Веселов, по материалам Центральной профсоюзной газеты «Солидарность»

Закрыть меню