Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
О БЕДНОМ «ТРАВМАТЕ» ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО…

О БЕДНОМ «ТРАВМАТЕ» ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО…

Мнение депутата

В этой рубрике мы приводим мнение депутатов, которые они высказывают о собственных законодательных инициативах. А также комментируют те или иные значимые события, произошедшие в городе, регионе или стране.

Сегодня депутат Самарской губернской думы Алексей Краснов рассказывает о внесенных ими законопроектах, причинах, побудивших к законотворчеству, и о реакции тех, от кого зависит принять или не принять данные инициативы.

О БЕДНОМ «ТРАВМАТЕ» ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО…

— Внёс недавно от фракции КПРФ в Губернскую думу законопроект о внесении изменений в ст. 24 федерального закона «Об оружии».

Суть изменений проста: существующий закон даёт россиянам право на ношение так называемого оружия самообороны: газовых, травматических пистолетов и револьверов. Однако ряд органов государственной власти, некоторые частные структуры вводят требования о недопущении граждан с оружием на свою территорию.

И здесь возникает некий правовой вакуум.

Человек может выехать по делам или в командировку на автомобиле в другой город. В тот же, например, Кассационный суд в Нижний Новгород. Дорога дальняя. «Травмат» может оказаться нелишним. Тем более закон позволяет брать оружие для того, чтобы защитить себя. И как быть дальше?

В гостинице оставлять – не вариант, поскольку владелец оружия несёт ответственность за его возможную утрату, а сейфа в номере нет. В суд с ним не войти. Его надо куда-то деть. А куда? В том же суде ни сейфа, ни регламента, позволяющего сдать оружие самозащиты на хранение. Ситуацию нужно как-то решать, потому что человек имеет право на самооборону, но не имеет возможности вне дома обеспечить оружию надлежащее хранение даже на время.

Но наш посыл не был услышан. Сначала представитель Росгвардии долго объяснял, почему нельзя создать в «присутственных местах» комнаты для хранения и контроля оружия и патронов. Особо остановился зачем-то на лицах, совершивших преступления. Мол, таковых вообще нельзя допускать к подобной процедуре. А им что, разрешено вообще в судах работать?

Далее глава комитета по законодательству Юрий Шевцов рассказывал о правилах обращения с пневматическим оружием и о том, что неправильно приходить в суд с карабином… Словом, смешали в одну кучу всё, что только можно.

Мне, если честно, все возражения (кроме возражения о затратах) показались странными. Особенно пассажи про пневматику. При чём тут пневматика? Да и про затраты: оружейные комнаты в органах государственной власти в целях защиты граждан оборудовать не так уж сложно и дорого, как это пытаются представить противники законопроекта. Это ведь не оружие массового поражения. Трудно представить, что кто-то станет штурмовать суд, дабы выкрасть из оружейки газовый пистолет посетителя. Ну, в общем, не поддержали нас депутаты из других фракций.

Не знаю даже теперь, как они отнесутся к другому законопроекту всё по поводу того же оружия.

Суть его в том, что ныне лицензии и право на хранение любого оружия, кроме коллекционного, выдаются сроком на пять лет. Будь то охотничье – нарезное или гладкоствольное, либо гражданское оружие – травматическое, газовое, либо спортивное – срок для всех един. Каждые пять лет человек вынужден собирать кучу справок, тратить деньги, время на то, чтобы ему вновь поставили в разрешении заветный штампик.

Считаю это неправильным. Срок действия лицензий и разрешений на хранение предлагаю увеличить до 10 лет. Тем более никаких затрат из бюджета на это не требуется, как и отмены каких-либо законов.

С ОТЧЁТАМИ-ТО ХОРОШО, ДА ВОТ СО СПЕЦИАЛИСТАМИ БЕДА

— Недавно на комитете по образованию и науке Самарской губернской думы прозвучал отчёт о том, как у нас в области всё замечательно с подготовкой молодых специалистов. И количество-то бюджетных мест в вузах увеличивается, и выпускники без контроля не остаются, и подъёмные кому-то выплачиваются. Словом, всё в шоколаде. Результативность на высоте!

А меня вот заинтересовало: куда деваются выпускники медицинских вузов? У нас же, в Тольятти, ситуацию с медиками можно назвать кошмарной! И я привёл участникам заседания простой пример: в поликлинике, где я обслуживаюсь, на 39 (если не ошибаюсь) участках работают сейчас 7 терапевтов. Вот, собственно говоря, и вся результативность.

Я тут недавно переболел. В 8 часов утра приходил в поликлинику и попадал в очередь к кабинету, в котором вела приём глубокая пенсионерка Галина Михайловна и с ней медсестра. Уходил я из поликлиники в 12.30.

Ну, я в принципе, молодой мужчина, мне можно высидеть такое количество времени на стуле. Или простоять. А большая часть людей в этой очереди? Они же пожилые, с многочисленными болезнями. Представляете, да? 5-6 часов просидеть в очереди к врачу!

Поэтому, когда мы говорим, что у нас всё хорошо с привлечением, надо заметить: большая часть выплат молодым специалистам – она единовременная. Человек её получил, даже 150-170 тысяч, а дальше-то что? Жизнь продолжается: второй, третий год. Надо есть-пить-одеваться-платить за жильё… А зарплата участковых медиков до сих пор далека от идеала.

Здесь вопрос, мне кажется, стоит в том, что системно не существует тех механизмов, которые бы привлекали молодых специалистов в медицину массово. Я не знаю, какие контрольные цифры приёма были в этом году — я имею в виду в 2020-м по здравоохранению, но те, которые были в предыдущие годы: 2016-2018-й, они, конечно, были катастрофическими. То количество медиков, которое мы готовим, не соответствует потребностям медицинских учреждений, которые есть.

Ещё одна тольяттинская поликлиника рядом с «Океаном» (не помню её номер), там глубокие пенсионеры работают. Когда я там обслуживался, заведующая постоянно говорила: «Я не знаю, что мне делать, я не знаю, что мне делать». Представьте: она сама занималась получением гражданства для врача-мигранта. Сама «бегала по кабинетам», только лишь бы у неё был ещё один врач!

А присутствующим на комитете я так и сказал: «В ракурсе того, что видим мы, что видят люди в нашем здравоохранении, я считаю неправдой все эти реляции о том, что предпринимаемые меры эффективны и достаточны».

ДОБАВИЛОСЬ 45 «ДЕТЕЙ ВОЙНЫ»

А вот и хорошая новость. На последнем заседании Самарской губернской думы, 30 марта, был принят мой законопроект о расширении круга лиц, подпадающих под определение «дети войны».

Причем принят без каких-то проволочек.

Напомню, что после того как 14 апреля 2020 года Государственная дума РФ приняла закон, по которому 3 сентября в России был определён днём окончания второй мировой войны, появилось правовое несоответствие между федеральным и региональным законодательствами в отношении категории пожилых людей – «детей войны». Согласно федеральному законодательству граждане, родившиеся в этот день, получили право на выплаты ко Дню Победы и некоторые другие, пока ещё немногочисленные льготы. В региональном же законе о мерах социальной поддержки «детей войны», принятом ещё 25 марта 2014 года, шла речь лишь о лицах, родившихся с 3 сентября 1927 года по 2 сентября 1945 года (включительно). Вот эту правовую коллизию и требовалось устранить.

Мой законопроект получил одобрение областного правительства, правового управления губернской думы, прокуратуры и так далее. Его единогласно одобрил профильный комитет по здравоохранению, демографии и социальной политике. И моя инициатива была принята губдумой в первом чтении. Надеюсь, на следующем заседании думы он благополучно минует и второе чтение, а значит большее количество «детей войны» успеют получить к 9 Мая 2021 года положенные им праздничные доплаты. В нашем регионе это дополнительно 45 ветеранов.

Знаю, что для многих пожилых людей это не просто прибавка к пенсии. Это знак, что государство их помнит, что они не забыты. Для многих из них, это куда дороже денег.

Закрыть меню