You are currently viewing Операция «Провокация»

Операция «Провокация»

В Самаре набирает обороты скандал по поводу для нашей губернии редкому – охрана прав человека. Ведущие СМИ, правозащитники и общественность с вниманием следят за судьбой нашего земляка – тольяттинского бизнесмена Дмитрия Мальцева, которого за сопротивление полиции областной суд приговорил к пяти годам условного срока, а когда Мальцев, до этого не судимый, подал апелляцию, заменил срок на реальный.

Иван Карасев

История противостояния Мальцева и сотрудников одного из подразделений полиции имеет, как оказалось, глубокие корни. Уже несколько лет эти полицейские неровно дышат в сторону бизнеса тольяттинского предпринимателя, который упорно не желает бизнесом своим с кем бы то ни было делиться.
В качестве мер убеждения несостоявшиеся деловые партнеры в погонах много лет вносили Мальцева с списки подозреваемых по любому серьезному уголовному делу в городе. Его числили в обвиняемых после убийства начальника СБ «Тольяттикаучук» Коршунова, после убийства отставного полковника ФСБ Манышкина и в ряде других менее громких преступлений. И каждый раз Мальцева задерживали, проводили в его доме обыск, а с ним беседы на тему о вреде жадности. Мальцев как признаваться в чужих грехах, так и делиться с вымогателями не желал.
В итоге уголовные дела рассыпались, обвинения снимались и Дмитрия отпускали, советуя не расслабляться. Однажды, отсидев по очередному бредовому обвинению три месяца в СИЗО, Мальцев не выдержал и подал иск на Российскую Федерацию. За незаконный арест и содержание в изоляторе. И суд выиграл. Моральный ущерб Мальцева судья оценил в 70 тысяч рублей. Деньги Дмитрий Мальцев забирать не стал, поскольку не они были сутью иска, а попытка добиться справедливости.
Однако рэкетиров в погонах очередная неудача не остановила. А тот факт, что Мальцев построил нефтебазу, похоже, даже воодушевил их на новые попытки разбогатеть за чужой счет. В 2011 году его вновь внесли в перечень подозреваемых, на этот раз по делу о вымогательстве. В суть дела вдаваться не будем, но, забегая вперед, скажем, что обвинения с Мальцева были сняты «в связи с непричастностью». Однако в рамках расследования данного дела был назначен обыск.
Полицейские, для которых форма давно стала средством добывания денег, поняли, что такой шанс упустить они не должны. И подготовились основательно.
Рассказывает адвокат Дмитрия Мальцева Николай Брязяков:
– Мы обоснованно считаем, что на начальной стадии следствия по делу о вымогательстве Мальцев был незаконно включен в круг подозреваемых именно для того, чтобы провести в его доме обыск с применением силовых средств и найти хоть какой-то повод для привлечения его к уголовной ответственности.
Между тем ситуация, когда лицо подталкивается представителями государства, призванными не допускать совершение преступлений, к совершению преступления, а потом привлекается к уголовной ответственности за это, ни в коей мере не соответствует справедливому судебному разбирательству. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) расценивает подобные действия исключительно как полицейскую провокацию.
Я процитирую: «Полицейская провокация случается тогда, когда задействованные должностные лица, являющиеся или сотрудниками органов безопасности, или лицами, действующими по их указанию, не ограничивают свои действия только расследованием уголовного дела по существу неявным способом, а воздействуют на субъект с целью спровоцировать его на совершение преступления, которое в противном случае не было бы совершено, с тем, чтобы сделать возможным выявление преступления, то есть получить доказательства и возбудить уголовное дело.
– В случае Мальцева полицейской провокацией стал обыск?
– Я говорю только о фактах. Из материалов уголовного дела следует, что инициаторами его возбуждения стали сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом Илларионов и Перцев. А из показаний Мальцева и жалоб, приобщенных к делу, легко понять, что у них есть причины испытывать к Мальцеву неприязнь. Дело о вымогательстве не имело перспектив, это было очевидно, и тогда они сделали ставку на обыск.
– Что произошло в доме Мальцева 8 июня 2011 года?
– Они прибыли в 7.30. Все в гражданской одежде. С ними были сотрудники силовой поддержки в черных комбинезонах, но без опознавательных знаков. Дальше – сплошные нарушения. В задании на обыск начало обыска назначено на 8.30. Прибывшие начали штурм дома в 7.30, сразу после отказа Мальцева открыть дверь до приезда адвоката. Требование Мальцева дождаться адвоката было абсолютно законно. Вместо двух человек (как указано в задании) на обыск приехало 15. Булыжниками разбили окна и полезли внутрь. Кстати, в задании на обыск не было указано, кто должен его проводить, то есть все участники обыска находились в доме незаконно.
Мальцева повалили, заковали в наручники и только поле этого прочитали постановление об обыске, что тоже является нарушением. Но главное в том, что на тот момент Мальцев даже не имел статуса подозреваемого. Этот статус появился у него в тот же день, но позже. А на момент обыска сам обыск был незаконным.
– Так Мальцев сопротивлялся полиции?
– Когда бы он успел? На записи видно, как в секунды они прыгают в окно и валят его на пол. Но потом появились десять заявлений от полицейских, которые утверждали, что Мальцев осколком нанес травму сотруднику Данилину (еще один «доброжелатель» Мальцева), а в сотрудника Кудашева кинул цветочный горшок. Попал в спину. На той же видеозаписи есть кадры «оказания Данилину первой помощи». Коллега имитирует перевязку руки Данилина каким-то старым скрученным бинтом, явно не заботясь о товарище. Крови нет. Есть следы старой ссадины. За кадром слышен голос Данилина: «Снимай, снимай, не понравится – сотрем».
Кудашев, на следствии утверждавший, что боли от горшка не почувствовал, на суде, через три года вспомнил, что боль все же была. Ну и так далее. От всего за версту несет сговором и провокацией.
– Что вы намерены делать дальше?
– Мы подали кассационную жалобу и рассчитываем на пересмотр дела.

Комментарий

Заместитель председателя Самарской областной организации Союза журналистов России Сергей
Курт-Аджиев, редактор интернет-портала parkgagarina.info:
– Я знаю историю Мальцева, и мы на parkgagarina.info о ней писали. Конечно, и обыск, и «накат» на нефтебазу – звенья одной цепи. Это однозначно провокация, целью которой является рейдерский захват бизнеса. Кстати, те же герои из Центра по борьбе с экстремизмом уже светились в СМИ. Тогда они жестоко избили бывшего полковника МВД, работающего в СБ одной фирмы, а наутро дружно написали заявления, что он их бил. От уголовного преследования полковника спасла только видеокамера в коридоре, которая снимала весь этот беспредел.

Цитата
Газета «Московский комсомолец в Поволжье»:
«Есть в Тольятти ООО «Тандем». Предприятие это – база по хранению нефти и нефтепродуктов, а принадлежит оно ныне осужденному Дмитрию Мальцеву. База оборудована в соответствии с требованиями и нормативами, предъявляемыми к опасным производственным объектам. Емкостной парк оснащен электронными приборами для определения объёма, массы с указанием температуры и плотности, вся информация поступает к операторам и обрабатывается на современном электронном оборудовании с отражением на дисплее мониторов. Склад ГСМ имеет собственный железнодорожный терминал, позволяющий одновременно сливать до 4-х железнодорожных цистерн. Загрузка автоцистерн осуществляется одновременно через три поста автоматической системы налива.
В общем, современное, успешное предприятие в создание которого вложены немалые средства. Потому и успешное.
13 мая прошлого года на базу прибыли четыре сотрудника из УЭБ и ПК ГУ МВД по Самарской области: Малышев, Шляпин, Погожаев и Тодорчук. Поводом для визита послужило письмо некоего гражданина Ильясова В.В., в котором он сообщал, что предприятие работает без необходимой лицензии. Письмо это было зарегистрировано в полиции 22.04.2014 г., а через полмесяца (отбрасываем многодневные майские праздники), «проведя необходимые оперативно-следственные мероприятия и получив необходимые доказательства», сотрудники полиции пришли блюсти закон. Фразу про оперативно-следственные действия и необходимые доказательства я неслучайно взял в кавычки. Не было ни того, ни другого. Никаких доказательств никто и не искал. Даже и не пытался.
Во-первых, сотрудники полиции даже не удосужились встретиться с автором письма, этим самым В.В. Ильясовым. Более того, они даже не пытались установить его местонахождение. Также они не удосужились проверить в Ростехнадзоре (а именно это учреждение ведает выдачей лицензий для предприятий подобного типа), есть ли лицензия у «Тандем». Хотя сделать это можно в течение 10–15 минут, ХХI век все-таки. Достаточно зайти на официальный сайт Средне-Поволжского Управления Ростехнадзора и убедиться, что 4 августа 2009 года бессрочная лицензия за номером ВП-53-002751(ЖН) была выдана ООО «Тандем». Вывешен скан лицензии и на сайте предприятия.
Получается, что никто никакой проверки по письму гражданина Ильясова не проводил. Получили письмо и пошли проверять. Аж в количестве четырех человек. Как позже выяснится, никакого письма В.В. Ильясов не писал. И вообще жил он в это время у родственников в Новокуйбышевске. Да и про «Тандем» услышал лишь тогда, когда его попытались привлечь к ответственности за ложный
донос.
Кстати, пришедших с проверкой Малышева, Шляпина, Погожаева и Тодорчука лицензия не интересовала. Вот как об этом сказано в жалобе исполняющего обязанности директора ООО «Тандем» Сергея Касаткина в прокуратуру: «Сотрудники полиции по прибытии на нефтебазу говорили, что из имеющегося у них заявления следует, что наше предприятие работает без лицензии… Но почему-то за все время нахождения на территории предприятия упорно добивались от работников предоставления сведений об объемах продукции и наших контрагентах, проводили незаконную видеосъемку, фотографировали номера автомобилей работников предприятия. Перед началом осмотра угрожали привлечением группы силовой поддержки».
Между тем с 5 по 8 мая инспекция Ростехнадзора уже проводила проверку предприятия по жалобе того же Илясова. Нарушений обнаружено не было. Замечание одно: «Насосы, применяемые для налива легковоспламеняющихся и горючих жидкостей из горизонтальных емкостей, не оснащены средствами их дистанционного отключения». Как положено, был установлен срок устранения этого нарушения.
И вновь приходит та же мысль в голову: действия полиции по проверке письма, написанного неизвестно кем, – это просто глупость и непрофессионализм или продуманная провокация, отражающая некую заинтересованность правоохранителей в результате. Упорно склоняюсь к последнему варианту».