Депутат-коммунист реформирует трудовое законодательство

Антон Вартано / Понедельник, 01 июля 2019 14:06

На заседании комитета по здравоохранению, демографии и социальной политике Самарской Губернской думы депутат Алексей Краснов (фракция КПРФ) предложил реформировать статьи 372 и 373 Трудового кодекса РФ.

Суть изменений проста: в случае увольнения работника по инициативе работодателя (особенно при сокращении штатов) крупные предприятия сплошь и рядом пользуются прорехами и недоговорённостями в трудовом законодательстве в свою пользу. Самому работнику, а также отстаивающему его интересы профсоюзу потом нелегко оспорить решение об увольнении. Суды длятся годами, и даже если налицо несправедливость, допущенная в отношении увольняемого, добиться справедливости нелегко. Краснов предложил чётко регламентировать пакет документов, который должен быть представлен работодателем двум другим сторонам процесса: профсоюзу и работнику. Дабы, если дойдёт до суда, в деле фигурировали одни и те же документы, а не собранные с бору по сосенке бумаги, зачастую грешащие отрывочностью.

Вот как комментирует свой законопроект сам Алексей Краснов:

- Сейчас у нас в Трудовом кодексе ситуация такая: когда работник является членом профсоюза и подразумевается процедура его (работника) увольнения, профсоюз должен дать на это своё согласие или несогласие. В текущем тексте ТК работодатель обязан представить профсоюзу проект приказа и копии документов, мотивирующих увольнение работника. Соответственно практика судов, в которых я участвовал, показывает, что работодатель представляет совершенно «волюнтаристский» набор документов профсоюзу. Поэтому ситуация в 90% случаев заканчивается судом. Судом именно потому, что такие документы.

Если бы это был жёстко регламентированный пакет документов, заверенный надлежащим образом, и работодатель понимал, что передаёт профсоюзу некий легитимный акт, ответственность у работодателя за те документы, которые он передаёт профсоюзу, была бы выше, и аргументация серьёзнее. А так получается, что работодатель передаёт то, что считает нужным. Какие-то кусочки каких-то документов.

Вот АО «АВТОВАЗ» представило профсоюзу «МОЛОТ», где я был председателем, первую страничку приказа. В самом приказе написано, что к нему есть приложение №1, а самого приложения работодатель не соизволил представить. Хотя согласно всем нормам и законам приложение является неотъемлемой частью приказа. Соответственно, как может профсоюз понять: была ли действительно необходимость в увольнении этих сотрудников, согласно приложению, если самого приложения он не видит? Конечно, он отказывает - и автоматически следует иск в суд. В суде выясняется, что работодатель принёс совершенно другой набор документов, потому что он готовится свою позицию как-то аргументировать и доказывать.

Эта коллизия приводит к тому, что работодатель частенько суд выигрывает, да ещё пытается с профсоюза взыскать пошлину в 6 000 рублей. И волокита идёт до Верховного суда. Хотя всё это можно прекратить: и иски, и загрузку судов – от городского до Верховного и по правам человека, внеся изменения в Трудовой кодекс, которые я предлагаю. А именно: чтобы профсоюзу как легитимной стороне также представлялись документы в полном объёме.

Можно задать вопрос: а зачем, если работодатель в соответствии с 62-й статьёй ТК и так обязан представить копии документов и т.д.? Но та же практика: мы сталкиваемся с тем, что работодатель их не представляет, ссылаясь на «открытость списка» в 62-й статье: документы, связанные с работой и в скобках – копии приказов, выписки из трудовой книжки, справки и другое (!). А что «другое» – не говорится. И работодатель, ссылаясь на то, что не указан конкретный документ, говорит: «А мы вам не обязаны это представлять, потому что это не имеет отношения к вашей работе. Это связано с нашим «внутренним запатентованным процессом». Как в АО «АВТОВАЗ».

На автогиганте существует и принят официально, хотя я считаю его антиконституционным, некий «кодекс этики», который вообще запрещает работникам фотографировать и брать в своё пользование документы, которые связаны с их работой. На них стоит гриф «собственность АО «АВТОВАЗ». Плюс на территории требованиями безопасности запрещено проводить аудио- и видеосъёмку. Таким образом, работник не может собрать те доказательства, которые сам считает важными в ходе его увольнения, потому что ему запрещено снимать, копировать нужные документы, а профсоюз этих документов не получает в надлежащем виде по той причине, что Трудовой кодекс позволяет представлять просто распечатанные на принтере какие-то бумаги.

Я предлагаю, чтобы 372-й статьёй ТК предусматривалось представление документов с личной подписью работодателя. А в 373-й - проект приказа и заверенные надлежащим образом копии документов: дата, подпись, печать соответствующей службы. Таким образом мы уравниваем в правах все три стороны: работника, работодателя и профсоюз. Избегаем вала судебных исков, разгружаем суды, защищаем и работника, и профсоюз.

На мелких предприятиях это всё можно урегулировать в рамках договора. Но на очень крупных предприятиях – «государствах в государстве» – такое не проходит. На моей памяти руководство «МОЛОТА» трижды пыталось встретиться с руководством АВТОВАЗа, чтобы урегулировать эти моменты, и на все три предложения был получен отказ. Мы не можем встретиться ни с кем. Если какая-то производственная травма с членом нашего профсоюза – процесс запускается в течение нескольких минут, настолько всё отлажено. А в случаях увольнения, сокращения с нами просто не хотят разговаривать. Нет диалога вообще. В том числе и в случаях выплаты премий за абсентеизм. Это табу.

…Единогласным решением комитета законопроект был поддержан, одобрен с учётом технических замечаний и направлен в Совет законодателей для экспертного заключения.