И СНОВА «ТЕЛЕТРЕЙД»

Александр Осипов / Четверг, 06 июня 2019 10:55

КАК ДВЕ СЕСТРЫ ЛИШИЛИСЬ СВОЕГО ИМУЩЕСТВА И ДОЛИ КВАРТИРЫ

Избить человека, закрыть его в ванной, разгромить всю квартиру и при этом не получить никакого наказания… «Как такое возможно?» - спросите вы. Легко! Для этого достаточно «странной» неактивности со стороны правоохранительных органов…

ТЯЖёЛАЯ «ДОЛЯ»

В пик распространения в нашем городе финансовых мошенников, скрывающихся под логотипом небезызвестного нашему читателю «Телетрейда», Валентина попалась на завлекаловку с быстрым заработком. И так сильно завязла в этом, что под чутким руководством профессиональных запудривателей мозгов переписала свою часть квартиры мошенникам. Оставшаяся часть квартиры, к счастью, принадлежит не ей, а сыну ее сестры.

Первым обладателем доли была Тамара Качалина. Пока шли суды и следствие по правомерности сделки, Качалину много раз вызывали на очные ставки и дачу показаний. И, конечно же, она всегда говорила, что является добросовестным покупателем и никоим образом с мошенниками не связана. Сама она сразу попыталась сначала выселить Валентину в судебном порядке, а потом, после неудачи, также по суду определить порядок пользования помещением. Но и тут не вышло. То, что другая часть квартиры принадлежит члену семьи Валентины, сыграло важную роль. С момента обладания долей Качалина ни разу не приходила в квартиру, ничего не требовала лично и никого не тревожила. Так продолжалось три года. В феврале 2019 года выяснилось, что Качалина продала долю другому человеку – некоему Евгению Захарову. Видимо, очередному «добросовестному» покупателю. Новый владелец, судя по дальнейшим событиям, решил не церемониться и забрать «свое» любым способом.

ЗАКОН НЕ ПИСАН?

Захаров ждать долго не стал и уже 25 марта наведался в квартиру. Вместе с ним были пятеро крепких ребят и участковый. Силой, ни в чём не разбираясь и никого не слушая, он поставил замки на двери двух комнат. Вообще, прежде чем вселяться в квартиру, в таких случаях необходимо определить порядок пользования жилым помещением через суд. Но такой порядок определен не был, что Захарова не смутило. Как и участкового, который, собственно, должен был блюсти законность происходящего.

Итак, ждать каких-то определений и разрешений Захаров не стал и 22 апреля вновь наведался к Валентине. В этот раз он снова был в окружении крепких ребят, но уже без участкового. Переговоров никаких не было. Захаров со своей «свитой» вломился в квартиру и напал на Валентину. Несколько здоровых амбалов нанесли женщине множество ударов. Били ногами, руками, палками и всем тем, что было под рукой. После этого Валентину заперли в собственной ванной, где она просидела около шести часов. А в это время налетчики громили и выносили вещи из квартиры к подъезду. Как сообщают свидетели, сами они ничего не брали, а только сносили вещи вниз, попутно круша мебель. Вещи у подъезда долго не задерживались: предприимчивые прохожие мешками растаскивали всё, что оказалось внизу.

Злоумышленники не тронули одну комнату: туда они сложили часть вещей, которые не вынесли вниз. В других комнатах был полный разгром: куски мебели, оставшиеся вещи, разбросанные на полу, мусор и т. д. После этого Захаров с компанией покинул квартиру, оставив Валентину взаперти. Она выбралась только тогда, когда стала кричать о помощи так громко, как могла.

ПОЛНЫЙ РАЗГРОМ

Во время набега сестра Валентины Алла находилась в Якутии. Узнав о случившемся, она бросила все свои дела и приехала в Тольятти. До этого Алла уже посещала сестру после первого знакомства той с Захаровым. Тогда Алла жила и работала в Казахстане, но, узнав, что Качалина продала долю в квартире, после первого прихода Захарова собрала все свои вещи, уволилась с работы и приехала к сестре в качестве поддержки. Любопытное совпадение: во второй раз Захаров объявился сразу после отъезда сестры Валентины в Якутию. Причем Алла даже не успела разобрать свои многочисленные вещи. И все эти вещи были украдены и испорчены во время погрома квартиры.

Как рассказала сама Алла, пропало множество ценных вещей: редкие книги, большая видеотека, ковры, раритетная швейная машинка и даже награды отца сестер, который принимал участие в боевых действиях Великой Отечественной войны. От наград остались только удостоверения, да и то только потому, что лежали отдельно от наград.

Утеряны вещи, которые олицетворяли жизнь сестер за более чем 40 лет. Обе женщины добились в жизни достойных результатов, и эти предметы были тому свидетельством. Но все это уничтожено.

ПОДОЗРИТЕЛЬНОЕ РАВНОДУШИЕ

Приехав в Тольятти, Алла тут же обратилась в полицию. Написала заявление начальнику полиции Тольятти Ахмедханову. По совету Елены Машковой Валентина сходила на экспертизу и зафиксировала нанесенные ей побои. Отойдя от шока и стресса, Валентина вскоре вслед за сестрой тоже сходила в полицию и написала заявление.

Заявление Аллы было перенаправлено… местному участковому – Семену Смирнову из 25-го отделения полиции. Стоит отметить, что это не тот участковый, с которым приходил Захаров в первый раз.

20 мая в ходе личной встречи Смирнов опросил Аллу и предложил ей самой собрать всех соседей-свидетелей к нему в кабинет для дачи показаний. Это было 20 мая, а соседей он предложил собрать 22-го, то есть через 2 дня. Ходить опрашивать соседей - работа самого участкового, но все же Алла согласилась. И несмотря на то, что женщина фактически не проживала в Тольятти и соседей толком не знала, она собрала их всех в назначенный день и час. Но участковый словно забыл об этом: у себя в кабинете его не оказалось. Алла вместе с соседями прождала его не один час, но он так и не объявился. Говорить, что Алле было стыдно перед соседями, значит, ничего не сказать. Люди решили помочь только потому, что хорошо знали родителей сестер. У каждого были свои дела, но вместо этого они потратили время впустую. Весь следующий день Алла пыталась застать участкового, и снова ей это не удалось. И только через день случайно, по пути в магазин, Алла с ним встретилась.

Разговор вышел не из приятных.

Сестра Валентины пыталась понять, почему Смирнов так безответственно повел себя. Участковый уповал на то, что не может за всем успеть. Встреча закончилась тем, что Алла обвинила Смирнова в безответственности. Поняв, что участковый ей не поможет, женщина сама обратилась в домофонную компанию и попросила записи с камеры домофона того дня, когда нападавшие на ее сестру вытаскивали вещи из квартиры. Там успехов добиться не удалось: сотрудники сообщили, что прошло слишком много времени, и записи уже нет. На вопрос о том, приходил ли участковый за записью, Алле сообщили, что нет.

Далее история развивалась уже по сценарию театра абсурда. 25 мая в почтовый ящик квартиры Валентины пришло письмо от участкового Смирнова за подписью его начальника. Это был отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению Аллы. Причина: нет состава преступления. Но не это самое интересное. Самое интересное то, что письмо было отправлено 24 мая, а отказ датирован 21-м мая. То есть следующим днём поле опроса Аллы, за день до того, как участковый сам попросил собрать соседей для опроса.

ХАЛАТНОСТЬ ЛИ?

Все эти нюансы вызывают массу вопросов к работе участкового. Был ли сделан отказ задним числом из-за неприятного разговора Аллы с участковым «назло»? Если нет, то зачем тогда нужно было звать соседей на опрос, если отказ уже подписан? И почему Смирнов не обратился за записью с камер домофона, чтобы увидеть злоумышленников и их действия?И главное: на основании каких фактов полиция сделала вывод об отказе в возбуждении уголовного дела? Собственно отказ поражает воображение: некие лица вломились в квартиру, избили человека, сломали мебель и вытащили из квартиры вещи. Но состава преступления полиция не увидела! Чудеса?

Вред здоровью Валентины, как сказал Смирнов, не нанесен. Но разве этот факт может быть причиной отказа? Что касается заявления в полицию самой Валентины, то ей ответили, что по факту избиения будет назначена медэкспертиза… через месяц! Что они там хотят увидеть через месяц? И, к слову, месяц прошел, а воз и ныне там. В результате никакого расследования данного инцидента не ведется. Правоохранительные органы показывают удивительную халатность и равнодушие. Да так хорошо показывают, что закрадываются подозрения: не специально ли?

Сами сестры продолжают оспаривать законность сделки с долей квартиры. На решение об отказе в возбуждении уголовного дела Алла уже направила заявление в прокуратуру. Там же, в прокуратуре, посоветовали написать еще две жалобы - на избиение и на Смирнова самому Винникову в Самару. Захаров наведывался в квартиру еще раз. Но Алла ему не открыла. И он обратился в суд с требованием выселить Валентину и определить порядок пользования помещением. Аналогичные суды уже прошли с Качалиной и не в пользу последней. К тому же сейчас квартира является предметом спора по уголовному делу, что заведено в Москве по отношению к «Телетрейду».

Редакция газеты «ТН» будет продолжать следить за развитием событий.

P.S. Спасибо руководителю группы «Крепость» Елене Машковой за представленную информацию.