В. Квачков: Эту систему ничем не исправить

Монолог полковника записал Андрей Сергеев / Четверг, 06 июня 2019 09:35

В гостях у фракции КПРФ Самарской губернской думы побывал сам Владимир Квачков

Да, тот самый полковник Главного разведывательного управления Генерального штаба ВС России. Кандидат военных наук, арестованный в 2005-м за якобы покушение на Анатолия Чубайса.

После трёхлетнего заключения 5 июня 2008 года, напомним, Квачков оправдан судом присяжных. 22 декабря 2010 года Верховный Суд России оставил в силе оправдательный приговор. А уже через день, 23 декабря, полковника арестовали вновь. На этот раз по обвинению в организации вооружённого мятежа в России и терроризме. 8 февраля 2013 года Мосгорсуд признал Квачкова виновным в предъявленных ему обвинениях и приговорил к 13 годам колонии строгого режима. Затем последовал «дополнительный» срок. Но 19 февраля 2019 года Владимир Васильевич вышел на свободу.

– Я благодарю Алексея Владимировича (Лескина) за то, что, несмотря на всю мою репутацию «мятежного полковника», КПРФ находит в себе гражданское мужество приглашать к себе человека, к которому власть относится, мягко говоря, нелицеприятно. Хотя сейчас от нас немножко отстали: или в тень ушли, или спрятались в кустах. Но, по крайней мере – вот я уже два месяца на свободе – у меня нет никаких препятствий к выезду.

Пару слов о ветеранско-патриотическом движении. Сейчас настолько раздроблены все эти силы, что создавать ещё что-то я считаю нецелесообразным. Ну, вышел Квачков, получил какую-то известность за эти 11 лет. И начинается: давайте объединимся все под моим руководством… Такая попытка объединения «всех под себя» мне чужда.

О доверии

Со мной сейчас встречаются разные структуры и партии с разными политическими взглядами. Это вопрос доверия: 11 лет по тюрьмам и лагерям человек не мог врать. Могли быть какие-то ошибки, иногда вспыльчив бываю. Но все, с кем встречаюсь, выказывают доверие. Даже случай был: в метро подходит незнакомый человек, здоровый такой и спрашивает: «Это вы?» Ну, говорю, по идее – я. Жмёт руку и говорит: «Мы к вам испытываем доверие, у вас есть доверие молодёжи».

Я не хвастаюсь. Просто объясняю свою позицию: пользуясь вот этим доверием, хочу попытаться убрать все те враждебные действия между собой. Внутри патриотических сил. Остановить всю эту грызню.

В армии существует понятие: «направление наступления». Вы – КПРФ – парламентская партия. У вас, с одной стороны, существуют преимущества, с другой – всевозможные ограничения. Я могу назвать кого угодно кем попало, хотя за это вроде сейчас появилась статья, но вы не можете даже этого. Вам нужно использовать парламентские выражения. Но опять же есть то русло, которым никто, кроме КПРФ, не может идти. Я всегда и везде говорю: КПРФ – это та структура, на платформе которой мы можем вести какие-то протестные или оппозиционные вещи. Вот в чём преимущество КПРФ.

Когда гость в своей речи коснулся выборов, всё, в принципе, свелось к известной формуле: «сколько надо процентов, столько и «нарисуют». Однако об обратной стороне медали в таких случаях говорят значительно реже. Владимир Квачков заговорил об этом, упомянув близкого ему человека, который как раз и занимается подобным «пририсовыванием».

– Возникает в таких случаях трагедия личная, потому что человек, который не живёт в ладу со своей совестью, его изнутри всё это душит, разлагает саму личность человеческую. Он понимает, что делает грязное дело. А платят, а жить нужно, и хочется ещё и жить неплохо.

Вот в чём подлость этой власти: она губит души человеческие. Она заставляет людей идти против своей совести, жить не по внутреннему чувству.

О тюрьме, идеологии и… тюрьме

- Сижу в тюрьме. Жёстко меня держали. Первые три года в Лефортово, потом в колонии. Есть такие СУС, ШИЗО И ПКТ – строгие условия содержания, штрафной изолятор и помещение камерного типа. Камера размером с ваш стол, шконка (лежак) отстёгивается от стены в 21.00, в 5 утра поднимается. А в жилой зоне – как в армии служишь, только в армии между ротами можешь спокойно переходить, а там между отрядами – нет. Кормили, кстати, лучше, чем удавалось кормить армию в 90-е годы. Но это отдельная тема – жизнь в тюрьме.

Когда был «на больничке» (возраст, годики уже идут), обратились: напишите обращение, что делать людям, борцам за справедливость, которые, как я – попали в лагеря, и тем, кто остался на воле. Мы сейчас будем говорить аккуратно, но говорить об этом надо. Тема важная.

Представьте: 15-й год. Уже началось всё это давление на Россию. Возникает угроза собственного Майдана. И я описал.

Якобы в России происходит ситуация, аналогичная Майдану. Какие-то внутренние либеральные силы «сваливают» Путина, как они сделали с Януковичем, и как нам быть? Допустить, чтобы пришли ещё более враждебные и антинародные силы, или всё-таки сделать, чтобы патриотические силы смогли вернуть себе народную власть? Вот такая ситуация. Подчёркиваю: речь шла о свержении президента крайними либеральными силами.

И меня тут же следователь обвиняет: ты собираешься свергать Путина. Я говорю: как? Если он уже свергнут либералами? Одним словом, ситуация развивается уже после свержения, а я объясняю, как не допустить Майдана.

Далее Владимир Квачков рассказывал о том, как ему в третий раз «шили срок». Экспертиза за экспертизой – то находили в его словах разжигание межнациональной розни, то призыв к свержению власти, то разжигание вражды к евреям и иудеям, основываясь на слове «жидолиберальная». В итоге всё же дали срок, но «ниже низшего». 18 августа 2017 года Приволжский окружной военный суд в Самаре приговорил Квачкова к 1,5 годам лишения свободы. Квачков обвинялся в преступлении по части 1 статьи 205.2 УК России (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности), но суд переквалифицировал статью обвинения на часть 1 статьи 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды).

– Есть два эволюционных способа, которые лечат политическую систему: выборы и суды. Появился какой-то жулик, негодяй во власти. Прошли выборы – ему говорят: «уходи». Или попался на взятке, наворовал, ему суд опять же: «мы тебя посадим».

Но мы же видим, что ни выборами, ни судами не исправить эту политическую систему. Сейчас самая революционная сила в России – это Путин и его правительство. Более революционной силы, чем эта власть, уже не существует.

Поэтому ситуация с падением «элиты» страшная. Начнутся перебои с водой, электричеством, ухудшением условий жизни. А люди не хотят этого. Более того, многие считают: хоть плохонько сейчас, но хоть что-то есть. Потерпим, глядишь, само рассосётся. Но этим живёт простой народ в отличие от тех, кто занимается осмыслением нашей политической жизни. А мы как раз занимаемся осмыслением и понимаем: не рассосётся уже. Нынешняя политическая система эволюционно не перерастёт в другую. Не объявит народовластие, не отменит чубайсовскую приватизацию, не введёт монополию на внешнюю торговлю, не введёт монополию на алкоголь и табак. Это им чуждо.

И не потому, что власть этого не хочет, у неё и нет внутренних позиций... Гагарин – это следствие сталинской политики. А нынешние ничего такого не смогут.