Без денег и с перспективой лишения свободы. Часть 2

Александр Осипов / Пятница, 03 мая 2019 22:18

Нине Третьяковой не повезло: оказавшись в трудной жизненной ситуации, она встретила мошенника. А точнее – мошенницу. В итоге к её обыденным бытовым проблемам добавились огромный долг перед банком и реальная возможность попасть за решетку.

В прошлом номере («Тольяттинский навигатор» №14 (509) от 18.04.19) в статье «Без денег и с перспективой лишения свободы» мы рассказали, как Третьякова встретила и доверилась Прохоровой, которая в итоге оказалась типичной мошенницей.

Полезное знакомство

Борьба за справедливость и права Нины Третьяковой длится до сих пор. Но если в самом начале этой эпопеи справедливость не маячила даже в отдалённой перспективе, то на данный момент ситуация изменилась если не кардинально, то вполне ощутимо.

Все описываемые в первой части этой истории события происходили с 2014-го по 2017 год. С безликой системой в лице правоохранительных органов Третьякова непосредственно столкнулась в начале 2017 года. Один в поле не воин, особенно в таких ситуациях. Осознав масштаб проблемы, Третьякова поняла, что ей нужна подмога. Как раз в это время на страницах нашей газеты Елена Машкова, лидер группы «Крепость», призывала пострадавших от финансовых мошенников объединяться. Встретившись с Еленой, Третьякова рассказала свою историю, и Машкова взялась за её дело. На этот раз новое знакомство для Третьяковой оказалось действительно удачным.

Заставь работать

Первым делом Третьякова и Машкова пошли в прокуратуру города. Следовало поначалу узнать – что, кто и почему. Там же сразу были написаны заявления на Прохорову с подробным изложением её махинаций с банковским кредитом. После этого дело было передано участковому следователю. В процессе расследования он не раз вызывал Третьякову для опроса. А Машкова всегда ходила вместе с ней. Но результатов не последовало – следователь неоднократно возвращал дело назад в прокуратуру. К слову, Нина и Елена частенько слышали от него, что доказать они ничего не смогут и «лезть вообще сюда не стоит». В один момент ситуация превратилась в некую игру: следователь возвращал дело в прокуратуру, а Машкова и Третьякова с напором заставляли прокуратуру передавать это дело опять следователю. В очередной раз пригласив Машкову и Третьякову на допрос, следователь между делом сообщил девушкам, что, мол, вы бы лучше продвигали дело с Фондом социального страхования (ФСС). Там, как он сказал, есть за что «зацепиться». Послушав следователя, Машкова и Третьякова переключили своё внимание на дело ФСС.

Лежало на полке

Как выяснилось, делом Прохоровой никто не занимался. В самом начале Третьякову дважды допросили, потом допросили её мужа, и на этом всё – на целый год про дело забыли. Взявшись за него вновь, Елена услышала уже знакомые слова правоохранительных органов: «зачем вам это надо?», «не суйтесь, дело расследуется», «вы ничего не добьётесь». С твёрдым намерением довести дело до конца Машкова стала частым гостем в ОП №21 по улице Дзержинского. Была она не раз и у начальника опорного пункта.

После такого внимания со стороны у дела начали меняться следователи. Когда бы Машкова ни приходила по данному вопросу, она заставала нового следователя, и ответить на её вопросы по существу он, конечно же, не мог.

Поэтому же вопросу Елена Машкова съездила в Самару к начальнику ГУ МВД России по Самарской области генерал-лейтенанту полиции Александру Винникову. Там Елена задала свой самый популярный вопрос: почему не расследуется дело? Обнадёжить её не смогли, сообщив, что потерпевшей стороной будет только ФСС, а Третьякова в конечном счёте будет посажена в тюрьму! И куда бы Машкова ни обращалась с этим вопросом, она слышала примерно те же слова. Машкова не сдавалась и парировала тем, что в случае доказанной вины Третьяковой та готова понести наказание. Но кроме этого, отмечала Елена, само дело так и не расследовалось. У Третьяковой на руках было очень много доказательств вины Прохоровой: переписка, звонки, документы и т.д. А также много фактов, говорящих о том, что Третьякова даже не знала, что участвует в мошеннической схеме. Но на это никто не обращал внимания.

Эта ситуация продолжалась весь 2017 год.

Персонаж известный

В деле по ФСС Третьякова была не единственной пострадавшей от действий Прохоровой. Как стало известно, ФСС подал заявление не только на Третьякову, но и на ещё двух девушек. Все они также имели дело с Прохоровой и могли предоставить аналогичную доказательную базу мошеннических действий с её стороны.

Помимо этого Елена Машкова самостоятельно вела активные поиски тех, кто ещё мог пострадать от действий мошенницы. Объявления в газетах и сообщения в интернете дали результаты: с Еленой связалась Мария Сафронова из Самары. Но её история отличалась от истории Третьяковой. Как выяснилось, Прохорова не только занималась «отмыванием» декретных, но и недвижимостью в Самаре. Согласно показанию Марии Сафроновой, Прохорова, используя мошеннические схемы, обманом лишила её квартиры и частного дома. В общей сложности стоимость недвижимости оценивается почти в 10 млн рублей. Неоднократные заявления в полицию Марии результатов не дали. Елена пригласила Сафронову в Тольятти, в местный отдел полиции, и попросила рассказать о своей ситуации. Сафронова не отказалась и дала показания против Прохоровой, что, как минимум, должно было добавить ясности в то, кто же тут главный мошенник.

Упорство вознаграждается

В 2018 году в Тольятти был назначен новый начальник следственного управления – Елена Недозор. В день встречи с ней Машкову заметил в коридоре заместитель Недозор. Он сообщил новую информацию по делу ФСС. И рассказал Елене, что в этом деле они, наконец, смогут привлечь мошенницу. Чуть позже с Еленой связался заместитель прокурора города и подтвердил слова следователя: Прохорова будет привлечена. С этого момента дело сдвинулось с мёртвой точки.

Вновь начались опросы, ходьба в прокуратуру, полицию, к следователям. Но в отношении судьбы Нины Третьяковой среди сотрудников разных ведомств единого мнения не было: кто-то говорил, что Третьякова и другие девушки пойдут как пострадавшие, другие заявляли, что обвинения против них всё-таки будут выдвинуты.

Сейчас дело находится на завершающей стадии, и вскоре судьба каждого участника этой истории станет известна. По словам Елены Машковой, все обвинения будут озвучены в самое ближайшее время. О том, как закончится эта история, «Тольяттинский навигатор» расскажет в следующем номере.

Комментарий

Елена Машкова, руководитель группы «Крепость»:

– Когда я пошла с Ниной на очную ставку с Прохоровой, мы прождали её несколько часов. В конце концов, Прохорова объявилась, да не одна, а с двумя адвокатами! В ходе очной ставки Прохорова «вертелась» как могла: врала, говорила, что Нину знает только по работе в фирме её мужа, отрицала любые общие дела с ней. Но у Третьяковой была сохранена переписка с нею в интернете, был журнал вызовов в телефоне и другие доказательства, свидетельствующие о её общении с Прохоровой. Потому очную ставку с Прохоровой кроме как словом «цирк» назвать никак нельзя. У следователей и у прокуратуры имеется вся доказательная база, осталось только дождаться окончания этого дела.