Подать в суд на государство

Александр Осипов / Воскресенье, 31 марта 2019 11:11

В приёмную Алексея Краснова обратились люди, которые считают себя потерпевшими от действия финансовой пирамиды «Онега». Случилось это 11 лет назад. И с тех самых пор пострадавшие вкладчики бьются с правоохранительными органами и другими государственными инстанциями, пытаясь добиться справедливости и вернуть потерянные средства. Необъяснимое равнодушие со стороны государственных органов на протяжении всех этих лет довели людей до отчаяния. А их история борьбы за свои права при детальном рассмотрениивызывает массу вопросов.

Казалось бы, типичная ситуация: финансовая пирамида закрывается, оставляя своих вкладчиков с дыркой в кармане. Полиция, следствие, суды и, в конце концов, приставы с исполнительными листами на взыскание денег… которых, само собой, на счету организации уже нет. Как и какого-либо имущества. Есть только пара стульев и два компьютера – в лучшем случае. Схема избита до невозможности и не удивляет. Но что случается, когда «рухнувшая» организация имеет довольно много разного и дорого имущества? Что бывает в таких случаях, ощутили на собственном опыте пострадавшие вкладчики компании «Онега». И, к сожалению, эта история далеко не с «хеппи-эндом».

Таинственное исчезновение

Компания «Онега» и её директор Михаил Соколов были известны многим в городе. Группа компаний «Онега» объединила в себе множество разных предприятий: магазины игрушек и инструментов, производство мебели, продажа и аренда автомобилей, ряд городских СМИ и многое другое. Параллельно работе десятков разных предприятий «Онега» принимала вклады от населения, обещая целых 4% каждый месяц. Даже сегодня такие проценты кажутся нереально большими. Что уж говорить про те времена. Люди шли и несли свои деньги Соколову: кто 20 тысяч рублей, а кто миллионы. По некоторым данным, «Онега» успела принять вклады примерно от 3500 человек на сумму более 1 млрд рублей.

А вот громкую и в то же время печальную известность «Онега» получила в марте 2008 года. 12 марта того года руководитель группы компаний «Онега» Михаил Соколов просто исчез. С этого момента вся деятельность группы «Онега» встала, выплаты вкладчикам прекратились, а все магазины и офисы опечатали правоохранители. Тысячи людей потеряли свои сбережения.

Кручу-верчу

Отличие этой истории от множества других историй рухнувших финансовых пирамид в том, что у «Онеги» имелось имущество, способное частично покрыть финансовые обязательства перед вкладчиками. Вот только с самого начала возбуждения уголовного дела и процесса опечатывания имущества следственным комитетом вокруг этого имущества стала складываться очень нездоровая ситуация.

Как всем известно, общая беда объединяет. Вот и пострадавшие инвесторы «Онеги» решили действовать сообща и очень активно. Прекрасно зная о том, что у компании полно разного и ценного имущества, вкладчики стали дежурить сутками не только у основного офиса компании, но и у магазинов, принадлежавших «Онеге». И такое дежурство было не напрасным. Практически ночью, ближе к 4 утра, люди стали свидетелями, как сотрудники правоохранительных органов выносили вещи, а затем опечатали нескольких офисов компании «Онега». Со слов очевидцев, делалось это грубо и неряшливо: вынося оргтехнику и мебель, сотрудники роняли целые папки с документами, не особо обращая на это внимание.

Позже в руки «онежцам» попала копия протокола описи имущества одного из магазинов компании. Сделан он был явно небрежно и бессистемно: вот описывается точная модель одного из компьютеров, а следующим пунктом идут безликие «мотоблоки». Ни названий, ни количества, ни характеристик – ничего. Ещё один момент из множества «удивительных» историй, связанных с имуществом компании, рассказали вкладчики «Онеги». Часть описанного и вывезенного имущества следственным комитетом было решено вернуть на ответственное хранение назад в магазин под предлогом того, что у правоохранительных органов нет подходящего места для его хранения. Впоследствии директор магазина, не имея на то права, передал имущество третьим лицам. И всё это происходило под «бдительном» присмотром следственного комитета Тольятти. Пожалуй, не нужно говорить, что этих вещей никто больше не видел.

И не друг, и не враг, а так

По предварительным данным, у «Онеги» насчитали «добра» примерно на 200 млн рублей: оргтехника, мебель, офисы, товары магазинов и т.д. Кроме этого, говорилось о довольно внушительной сумме на счету организации. Также сообщалось, что Соколов буквально перед своим исчезновением закупил у АВТОВАЗа примерно 200 автомобилей для дальнейшей их перепродажи. (Как нетрудно догадаться, вместе с Соколовым пропали и автомобили.) Всё это имущество должно было покрыть хотя бы часть задолженности перед вкладчиками. Люди ждали выплат. Ждали не один год. Но с каждой новой мистической подробностью исчезновения активов «Онеги» надежды людей таяли. Вся типичная процедура для рухнувшей пирамиды была давно пройдена: полиция, следствие, суды и исполнительные листы на руках. Но выплат люди так и не получили.

И вот после недавнего приёма пострадавших вкладчиков у главного пристава Самарской области («ТН» писал об этом в прошлом номере), где оказалась и инициативная группа пострадавших от «Онеги», люди узнали новость «с хвостом»... А именно: пострадавшие от деятельности «Онеги» написали заявления с требованием к главному приставу наконец заняться их исполнительными делами. И спустя неделю получили ответ, из которого следовало, что все исполнительные дела давно завершены по причине (внимание!) отсутствия какого-либо ценного имущества у компании «Онега». Добило людей ещё и то, что документы давно переданы в Самару, где «благополучно» утеряны и исполнительные листы, и другие важные документы…

ЯСНО, ЧТО ДЕЛО ТЁМНОЕ

Если бы не приём у главного пристава по Самарской области, то люди до сих пор оставались бы в неведении о том, что производственные дела в отношении их как потерпевших давно закрыты. Хотя ни один из них не получил уведомления по данному поводу.

Вот с такой информацией люди и пришли в приёмную депутата Самарской губдумы Алексея Краснова. И главный вопрос, который они задали депутату: почему со стороны правоохранительных органов и судебных приставов была допущена такая вопиющая халатность. За которую, кстати, никто не понёс наказания.

Из рассказов людей становилось ясно, что каждая часть этой истории таит в себе множество тёмных, непонятных и шокирующих моментов. И весь этот «клубок» нужно распутать. В частности, предстоит выяснить самое главное – куда же пропало всё ценное имущество «Онеги» и кто за это в ответе.

P.S.Редакция газеты «Тольяттинский навигатор» будет следить за дальнейшим развитием событий.

Комментарий

Алексей Краснов, депутат Самарской губернской думы (Фракция КПРФ):

– Сейчас мы помогаем вкладчикам «Онеги» грамотно составить судебный иск. Кроме этого, мы будем поднимать проблему в публичную плоскость. Тысячи людей были обобраны, а уголовное дело не доведено до конца. 10 лет уголовное дело ведётся, а результата нет. Но самое поразительное, что исчезло имущество «Онеги», из которого могли бы быть выплачены хотя бы частично средства потерпевшим. Я лично как депутат буду предлагать изменения федерального законодательства по ужесточению ответственности за деятельностью финансовых пирамид.

Елена Машкова, руководитель группы «Крепость»:

– Когда мы пришли к главному приставу по Самарской области, то у людей была хоть какая-то надежда. Но после приёма и получения этих ответов люди просто в недоумении. Поражает тот факт, что приставы работают хорошо только в одну сторону: они умело обирают простого человека. Но как только дело начинает касаться мошеннических организаций, так их прыть внезапно пропадает. И это касается не только «Онеги», но и всех остальных мошеннических организаций в нашем городе.