Плохая пьеса, или на приёме у чиновника

Ольга Баркалова / Вторник, 29 мая 2018 09:17

В прошлый четверг наш корреспондент вместе с представительницей родительского комитета СДЮСШОР № 3 Надеждой Курушиной и председателем Тольяттинской федерации по легкой атлетике Александром Герасимовым побывал на личном приеме у заместителя главы городского округа по имуществу и градостроительству Виктора Андреянова. Горожан волновал один вопрос: когда в Тольятти построят легкоатлетический манеж?

ДОЛГОЖДАННЫЙ объект

Дело в том, что в нашем городе есть несколько школ олимпийского резерва, готовящих юных футболистов, легкоатлетов, лыжников, борцов и т.д. к спорту высших достижений. Соответственно каждая школа имеет свою материально-техническую базу - стадионы, спортзалы, бассейны. Вот только у муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва № 3 «Легкая атлетика» ситуация с базой складывается не очень удачно. Размещается школа в спорткомплексе «Старт», что в Соцгороде, больше известном для горожан как бассейн. Здесь в распоряжении легкоатлетов есть обычный спортзал, длина которого 30 метров. Ну а поскольку в легкой атлетике даже спринтерские дистанции более длинные - 100, 200, 400 метров, не говоря уж о стайерских, потому тольяттинские спортсмены всех возрастов тренируются либо на недавно построенном стадионе «Труд», либо на «Торпедо». В любую погоду под открытым небом. И легкоатлетический манеж очень необходим городу. Тольяттинцы ждут его целыми поколениями. В течение 30 лет (!) власти то обещают построить объект, то забирают свои слова обратно.

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК. Но что?

Наиболее активная фаза обещаний наступила в 2014 году, когда к экс-мэру Сергею Андрееву обратилась группа спортсменов-ветеранов, родителей, представителей легкоатлетической федерации города с просьбой озаботится тем, что в городе огромному числу любителей и профессиональных спортсменов-легкоатлетов (без малого 10 тыс. человек) негде тренироваться. Председатель Федерации по легкой атлетике Александр Герасимов, не только спортсмен, но и профессиональный строитель, сам занимался разработкой проекта с 2014 года. В итоге проект легкоатлетического манежа готов, согласован, составлена смета на строительство, выделен участок под строительство на стадионе «Торпедо». Министерство строительства Самарской области в письме, направленном Александру Евгеньевичу, в июне 2017 года сообщило, что срок начала строительства объекта запланирован на 2018 год, а его сдача - на 2019-й, представители этого же министерства в присутствии полпреда президента Сергея Чабана заявляли, что деньги из вышестоящего бюджета поступили. 22 ноября 2017-го Государственное казенное учреждение Самарской области «Управление капитального строительства» (ГКУ «УКС») объявило аукцион на определение подрядчика по строительству. Но… через несколько дней торги отозвали…

С тех пор прошло полгода. В чем причина резкой отмены решения, до сих пор не понятно. Родители обеспокоены, они переживают, что их дети не успеют позаниматься на крытом стадионе, - вырастут.

Чтобы прояснить ситуацию, Надежда Курушина записалась на прием к министру строительства Самарской области Александру Баландину (он и сообщал о сроках строительства манежа) и до последнего была уверена, что будет встречаться с ним. Однако сотрудники общественной приемной Самары перенаправили ее к тольяттинскому чиновнику.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ: Где деньги?

(Итак, заходим- тс-с-с. Рассаживаемся.)

Андреянов: Ну, давайте начнем. Надежда Константиновна - это вы?

Курушина: Да, это я.

Андреянов: Вы на общественном приеме у заместителя главы администрации. Я Андреянов Виктор Борисович, заместитель главы городского округа по имуществу и градостроительству. У меня также написано, что вы интересуетесь спортивным манежем на Революционной, 80. У вас вопрос, просьба, предложение?

Курушина: Чиновники из Самарского министерства нам говорят, что выделены деньги на легкоатлетический манеж. Они же обещали, что в 2018-м должно начаться строительство и в 2019-м манеж буден сдан. Но стройка не ведется. У меня вопрос: где выделенные деньги? Я была на приемах у депутатов, чиновников, они мне показывали документы, где написано, что деньги в бюджет заложены.

Андреянов: Давайте я сначала буду отвечать вопросом на вопрос…Где написано?

Курушина: У меня нет с собой этих документов, я не очень юридически подкована, но мне показывали документы, в которых указано, что стадион заложен в бюджет. Вот потому я и задаю вопрос про деньги.

Андреянов: Я еще раз уточню: деньги есть, но вы не знаете, у кого они?

Курушина: Совершенно верно.

Андреянов: Объект, само мероприятие спортивного легкоатлетического манежа предусмотрено, количество средств, необходимых для реализации мероприятия отражено, программа есть, но самих денег нет. Если, тут, наверное, кто-то больше знает в части бюджета… Там, скорее всего, стоит звездочка, в документах, которые вам показывали. Звездочка означает, что стоимость объекта по всем мероприятиям и затратам, необходимым для его реализации, учтена, но, после того как будет определен конкретный источник, откуда будут средства, звездочка снимается, и начнется работа по объекту.

Курушина: То есть вы нам не ответите на мой вопрос?

Андреянов: У вас же был вопрос, вы мне сказали, что деньги выделены, но, где они, вы не знаете. Я вам отвечаю: впрямую вам ответить или нет?

Курушина: Деньги есть, но впрямую их нет?

Андреянов: Во всех уровнях бюджета Российской Федерации они есть, их должны распределить четко по мероприятиям, они должны придти, должны быть заключены соглашения одного уровня бюджета с другим уровнем бюджета, после этого начнется строительство. На самом деле это все так происходит. А не так, как вы говорите.

Курушина: Я понятия не имею, как это должно происходить. Я обращалась к председателю легкоатлетической федерации Александру Герасимову, он мне отвечает, что был в Самаре на встрече, показывал мне документ, что уже деньги выделены, и в 2018 году начнется строительство.

Герасимов: Есть вот такое письмо (показывает копию), но из него не все понятно. УКС молчит как рыба об лед.

Андреянов: Почему молчит? Он на всех совещаниях, все нормально, молодцы. Вы чего хотите добиться?

Герасимов: Мы хотим, чтобы строительство манежа началось. Когда оно начнется?

Андреянов: В 2019 году.

Курушина: Почему в 2019-м, когда в ответах министра Баландина указан 2018 год? В 2019-м должна закончиться стройка.

Андреянов: Начнется в 2019-м, закончится в 2020-м.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ: Ответ министра - не документ

(Андреянов, увидев диктофон нашего корреспондента, возмутился.)

Андреянов: Почему вы меня записываете на диктофон?! Это вы ко мне на прием пришли. Ко мне записывался один заявитель.

Герасимов: Нельзя, что ли, записывать?

Андреянов: Можно, но меня не предупредили об этом. Я увидел диктофон и спрашиваю, почему меня без разрешения записывают на диктофон. Почему на личном приеме ведется аудиозапись?

Курушина: Я пригласила журналиста.

Андреянов: Замечательно, если это личный прием, вы должны меня спросить, можно ли вести запись? Это же не я к вам пришел на личный прием. Но вы меня не предупредили, и это, как минимум, не корректно.

Курушина: Откуда ж я это могла знать?

Андреянов: Личный прием - это не общественное мероприятие.

(Ситуация выправилась, разрешение на запись получено. Продолжаем.)

Курушина: Когда в Тольятти начнется строительство легкоатлетического манежа?

Андреянов: Легкоатлетический манеж по адресу: Революционная, 80, будет строиться в 2019-2020 годах. Еще раз повторю: для того чтобы открылось финансирование, необходимо подготовить все документы, в том числе получить финансирование из вышестоящего бюджета, когда будут заключены соглашения со всеми уровнями бюджета, начнется строительство объекта.

Курушина: Но у нас есть документ, где говорится, что строительство начнется в 2018-м. (Показывает Андреянову ответ министра.)

Андреянов: Это ответ, это не документ. В бюджете есть документы, бюджетные документы, финансовые документы, которые четко говорят о том, когда, в каком году, и выделено или не выделено финансирование. Если мои ответы не понятны… но я не могу вам прочитать весь Бюджетный кодекс, как правильно бюджетируются все уровни.

Курушина: Я этого и не прошу.

Действие Третье: БЕЗ всех денег строить нельзя

Андреянов: Я вам отвечаю, что мы должны получить средства из вышестоящих бюджетов, это областной бюджет, это бюджет РФ. Из бюджета РФ средства еще не поступили. Строить на часть средств мы не можем. Мы тоже об этом вам говорили.

Курушина: Не говорили.

Андреянов: Я знаю, что много раз СМИ писали, часть средств есть. То есть область предусмотрела их. Но строить на часть средств нельзя, нужно собрать все средства.

Герасимов: То есть денег на объект нет?

Андреянов: Что вы подразумеваете под словом «нет денег»? Вы по-своему все это слышите. Я вам полноценный ответ даю. Будьте добры сформулировать «денег нет», когда я вам только что объяснил, что деньги есть. Часть денег, предусмотренных областью, есть. Но нет второй части, которые предусмотрены бюджетом РФ. Они должны закрепиться документально, чтобы они пришли сюда и появилась возможность начать строительство.

Герасимов: Тогда ответ Баландина можно считать отпиской? Там в последнем абзаце говорится, что во втором квартале 2018 года начнется строительства. Я его ответ представителям родительского комитета показываю, которые хотят знать, когда манеж будет построен, когда их дети наконец перестанут тренироваться круглый год под открытым небом.

Андреянов: Но в ответе сказано, что планируется. Я не могу комментировать письма из Министерства Самарской области, могу комментировать лишь те, что подписаны мной.

Герасимов: Мы поняли. Но, получается, что информация в них недостоверная, в части начала строительства во втором квартале 2018 года?

Андреянов: Если вы меня спросите, что планируется в Тольятти в 2023 году, я отвечу, что планируется. Но все процессы так или иначе корректируются. Возможно, планируется определенная дата. Если изменился закон, необходимо внести изменения в документ, прежде документ разработать, направить, потом заново процедура, она вернется и тогда будут деньги. Таким образом сроки корректируются, согласитесь. На тот момент, когда вам писали, скорее всего, была одна ситуация.

Курушина: Однако область объявляла аукцион на определение подрядчика, а потом через неделю-полторы отозвала документы. Вы знаете об этом.

Андреянов: Вы не говорили, что знаете об этом. Мне не нравится, что вы расшатываете меня разными вопросами: то знаю, то не знаю.

Курушина: Мы не расшатываем вас.

Андреянов: У меня создалось такое впечатление. Я стараюсь, чтобы было все результативно: объяснить, разжевать… Однозначно, объект будет построен.

Курушина: Это самое главное! Значит, то, что в 2020 году будет построен манеж, вы можете гарантировать?

Андреянов: Мне не ловко, что я вопросом на вопрос, но какую гарантию вы от меня хотите?

Курушина: Манеж будет построен?

Андреянов: Однозначно, будет. И построен, и введен в эксплуатацию. В 2020 голу встретимся и пережим ленточку. Программа действует до 2020 года. В 2020 она завершится. А завершиться она должна положительно. Программа продлеваться не будет.

 

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ: объекты нужно содержать

Курушина: А вы будете способствовать тому, чтобы манеж появился в Тольятти?

Андреянов: Чему способствовать?

Курушина: Тому, что манеж в Тольятти будет построен.

Андреянов: Я и так способствую, я могу долго перечислять, что делается для этого: готовится спортивная площадка, передали землю, участвую в совещаниях… Что вы подразумеваете? Я могу долго и много объяснять, а вы, наверное, что-то другое подразумеваете?

Курушина: Нет. Я услышала, что в 2020 году будет построен манеж.

Сейчас от области зависит поступление средств?

Андреянов: Мы разговаривали и с заместителем федерального министра, совещались, ускоряли и просили. Нам ответили, что все нормально, мы про вас не забыли, нужно рассмотреть документы. С Мутко встречались. Как еще способствовать надо?

Курушина: А вы не в курсе, почему торги были отозваны?

Андреянов: Я не являюсь заказчиком строительства. Это вопрос к УКСу. Я и так вам дал много той информации, которая должна поступать от министерства.

Герасимов: Нас пытаются развести, или у вас будет Немов-центр, или манеж.

Андреянов: Работа ведется по двум объектам, по сути, ежедневно. Она вам не видна, но я говорю, что она движется.

Герасимов: Чем больше объектов, тем лучше.

Андреянов: Тогда нужно заботиться и о наполнении бюджета.

Герасимов: Мы налоги платим.

Андреянов: А кто-то не платит. Об этом мы говорили недавно на аппаратном совещании. Нужно максимально доносить средствам массовой информации до сознания граждан, юридических лиц, предпринимателей.

Герасимов: СМИ пишут, что Тольятти признан одним из беднейших больших городов, может, в этом причина?

Андреянов: Естественно, вопрос не про малообеспеченные слои населения. Но нужно иметь в виду, что построенные объекты содержать должен город. Вы хотите, чтобы объекты были построены, но не думаете, что их нужно содержать.

Герасимов: Но в объектах будут арендовать площади, залы, новые рабочие места появятся…

Андреянов: Спросите у руководителей детских школ, какая деятельность ведется для этого, и насколько доходы от нее покрывают содержание спортивных объектов.

Герасимов: Спорт - это направление детской энергии в верное русло, это профилактика наркомании, пьянства, лени и нездорового образа жизни. Согласитесь, что на лечение наркоманов страна потом будет вынуждена выделять большие средства, чем на строительство стадионов. Так что 700 млн, направленных на строительство манежа, могут показаться копейками…

Андреянов: Девушки лучше других должны знать, что сила слова сильнее любого другого. Поэтому в ограничение силы слова, чтобы вы не писали о том, что ничего не строится все плохо...

Что касается футбола, то отремонтирован стадион «Торпедо». В пустую ничего не тратится, даже мелочи, затраты по мелочам, учитывались таким образом, чтобы в дальнейшем это можно было использовать, а не выкинуть после чемпионата мира. Поэтому все, что сделано, будет использовано. Даже трава будет перенесена на поля, где сейчас искусственное покрытие.

Курушина: У нас все, спасибо.

Для справки

Легкая атлетика в Самарской области отнесена к базовым видам спорта для подготовки олимпийского резерва, что отражено в приказе Министерства спорта РФ от 14 февраля 2014 года № 83 «Об утверждении перечня базовых видов спорта на 2014-2018 годы».

В настоящее время тольяттинским легкоатлетам по полгода негде заниматься, приходится на личном транспорте в зимний период (а также поздней осенью и ранней весной) минимум два раза в неделю ездить во Дворец спорта в Самару.

Тем не менее в сборную команды России по легкой атлетике в 2017 году вошли 23 тольяттинца, а в сборную команду Самарской области - 68.

Более 40% сборной Самарской области составляют легкоатлеты из Тольятти. Около 40% кандидатов в сборную России от Самарской области – тольяттинцы.

В 2017 году в тольяттинской муниципальной спортивной школе СДЮСШОР №3 «Легкая атлетика» было 3 мастера спорта России международного класса; 18 мастеров спорта России; 37 кандидатов в мастера спорта России.