Лес рук за лес

Виктор Козлов / Среда, 27 декабря 2017 09:43

Помните, сколько политических копий было сломано в последнее десятилетие прошлого века во время баталий сторонников и противников проекта «лесной дороги»? Речь идёт о продолжении ленинского проспекта до центрального района. Особенно остро вопрос всегда вставал во время избирательных кампаний. В то время иногда казалось, что вот-вот и начнут рубить столь желаемую застройщиками коттеджей просеку, что на оккупированную территорию «зайдет» тяжелая техника – и только щепки полетят в разные стороны. Альтернативы южному шоссе как
не было, так и нет. Городские власти решать проблему конструктивно (при помощи мостовых переходов, дорог-дублёров и дополнительных развязок) не хотят. А потому взоры чиновников всё время устремлены в лес…

Несмотря на эпизодиче­ские неудачные «заходы», попилить (в буквальном и переносном смыслах) тольят­тинский лес желающих не убави­лось. Совсем недавно тольяттин­цы отстояли на общественных слу­шаниях Ставропольский сосняк. «Тольяттинский навигатор» пи­сал об этом в № 31 (456) от 11 де­кабря 2017 года. Но то был заход издалека. Инициаторы присвое­ния статуса «лесопаркового поя­са» для Ставропольского сосняка из Общественного народного фрон­та (ОНФ) свой проект преподноси­ли так, что он якобы станет надеж­ным «щитом» для некоторых участ­ков нашего леса. Но даже этот фокус иллюзионистов из провластного об­щественного движения не смог оду­рачить публику.

ЛИНЕЙНЫЙ ПУДРЁЖ МОЗГОВ

Времени прошло всего ничего, и опять администрацией города за­явлены общественные слушания по теме вырубки леса. На этот раз угроза нависла над участком, приле­гающим к Комсомольскому району. Официально общественные слуша­ния были названы витиевато. На чиновничьем языке они касались проекта планировки территории и проекта «межевания территории линейного объекта ул. Механиза­торов от ул. Лизы Чайкиной до ул. Громовой в Комсомольском районе города Тольятти». Загадочный «ли­нейный объект» – это ни что иное как автомобильная дорога шириной в четыре полосы!

Всем по поводу этой автодороги всё понятно: стоит только вырубить лес, а там, сами знаете, что начнет­ся – АЗС, СТО, шашлычные… Это только прожекты гоголевского пер­сонажа Манилова «по обеим сто­ронам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары» так словами и оставались. У нас мигом «купцы» объявятся. «Земля будет выведена из-под защи­ты, и ее можно будет продать под за­стройку», – говорится в обращении, которое активные противники но­вого проекта стали распространять в социальных сетях вскоре после официального назначения даты и места проведения публичных слу­шаний.

Да и не только в предполагаемой возможности застройки дело. Целе­сообразность строительства самой дороги также весьма сомнительна, как и «лесной дороги 90-х».

«Вместо того, чтобы решать дорожные проблемы путем рас­ширения и реконструкции улицы Матросова, еще один участок леса планируется вырубить. Это вряд ли поможет искоренить пробки…» – это еще одна цитата из того же об­ращения общественников. И это, возможно, более разумное решение проблемы: улица Матросова (авто­дорога) имеет в центре разделитель­ную площадку с газоном, без кото­рой она могла бы стать шире на две полосы. Если выбирать между чах­лым газоном посреди автодороги и вековыми соснами, то этот вариант выглядит более предпочтительным. Ну… если у того, кто выбирает, нет коммерческого интереса именно к вековым соснам.

УСЛЫШИТ ЛИ ГРАЖДАН АРЗАМАСЦЕВ?

Участок, о котором идет речь, это не лес в полном смысле. Ско­рее, это парк с пешеходной аллеей и тропинками, плавно переходя­щий в лес. В своем коллективном обращении по поводу назначенных слушаний к главе департамента градостроительной деятельности администрации Тольятти Арзамас­цеву жители Комсомольского райо­на написали: «Это место, где гуляют пенсионеры, родители с детскими колясками, занимаются спортом жители Комсомольского района и спортсмены, летом дети и взрослые катаются на велосипедах, а зимой на санках. Здесь нет машин и наши жи­тели наслаждаются чистым свежим воздухом и запахом сосен. Сюда мы приходим кормить белок, их здесь очень много и они почти ручные. Зимой мы вывешиваем на деревья кормушки для птиц, а весной дети приклеивают на них свои рисунки с надписями «Берегите подснежни­ки!». Те, кто там бывал, согласятся: место действительно уникальное.

Поэтому неудивительно, что проект, который уничтожит всю эту гармонию, вызвал гневное возмуще­ние местных жителей и обществен­ников еще до начала слушаний. Призывы - прийти на «публичку» и проголосовать «против» - звучали не только в социальных сетях. Были и листовки, и вышеупомянутое кол­лективное обращение. И сразу было понятно, что в результатах обще­ственных слушаний заинтересовано очень много людей, которые готовы прийти и выразить свою точку зре­ния, если не в дебатах, то на голосо­вании.

МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ… НУЖНО

Главой городской администра­ции Сергеем Анташевым орга­низация мероприятия была воз­ложена на градостроительный департамент (постановление №3826 – п/1 от23.11.2017 г.). Крайнего вы­числить легко – это всё тот же го­сподин Арзамасцев.

Именно ему мне очень хочется сказать: «Актовый зал в админи­стративном здании по адресу: Шев­цовой, 6 – пожалуй, самое непод­ходящее место для общественных слушаний по такому резонансному вопросу»! Человек пятьдесят, так, чтобы они не сидели на головах друг у друга, там, наверное, кое-как раз­местить можно. Больше – уже про­блематично.

Но это не единственный «про­счет», допущенный организатора­ми. Про погоду не скажешь «был сильный мороз». Но заставить на­род стоять на улице хоть и пять минут в очереди – это безответ­ственность и некомпетентность. Ведь граждане не случайно, проходя мимо, «в хвост» за дефицитом при­строились, а сознательно пришли принять участие в местном само­управлении. Очередь за правом выражения гражданской позиции – это позор!

Кстати, «хвост» вырос огром­ный, кому-то и больше пяти минут пришлось отстоять. А то, что подъ­ехал один депутат гордумы от пар­тии власти и быстро «просочился» вне очереди, пусть на его совести будет. Те же, кто был свидетелем, теперь поймут, как он на самом деле относится к своим избирателям.

Ещё пенсионерки в очереди воз­мущались, что в приглашениях на слушания, распространенных в их доме, не было рекомендации взять паспорт. Они пришли без каких-ли­бо документов и очень боялись, что им дадут от ворот поворот, не дав возможности выразить своё мнение по вопросу, который действительно их волнует. Ведь они часто выходят подышать свежим воздухом в этот лесопарк.

«ПУБЛИЧКА» В ЗАЛЕ И КОРИДОРЕ

Входим внутрь здания. И здесь – очередь. За столом регистратора сидит женщина и переписывает в тетрадь фамилии и инициалы граж­дан из паспортов и иных докумен­тов, подтверждающих личность. Надо отдать должное – делает она всё очень быстро. Но почему она одна? Картина Репина: «Не ждали»? В этом и причина очереди на улице. Далее необходимо пройти сквозь рамку металлоискателя. Но не всё так сурово, как на границе. Метал­лоискатель здесь не более чем деко­рация.

Актовый зал, где должен ре­шиться принципиальный для мно­гих горожан вопрос, находится на втором этаже. Подозреваю, что не­которые начальники имеют кабине­ты площадью больше, чем этот зал. Ещё нет шести (слушания назначе­ны на 18.00), а он уже переполнен. Но ещё есть места около дверей. Их и занимают не уместившиеся в зале…

Началось.

Первому слово для выступления предоставлено представителю орга­низации-проектировщика. Моло­дой человек говорит тихим тусклым голосом. О микрофоне организато­ры, видимо, даже не подумали. Воз­ле двери голос докладчика слышен, но слов не разобрать. Сзади – в ко­ридоре – народ всё прибывает, и многие, пребывая в полной уверен­ности, что для них в зале место не­пременно найдется, настырно пыта­ются проникнуть внутрь…

Постепенно в коридоре лю­дей становится больше, чем в зале. Здесь никто ничего не слышит, но все говорят, оттого очень шумно.

Одни убеждают друг друга, что не дадут пилить лес, другие требуют от оратора, чтобы он говорил громче, просят (неизвестно кого) дать ему микрофон.

Девушка, стоящая в дверях, считает своим гражданским долгом наладить коммуникацию зала с коридором, старается передать ин­формацию тем, кому не хватило ме­ста внутри, это трудно – до её слуха долетает тоже не всё. Находящиеся в зале из-за шума теперь тоже не слышат докладчика. Они начина­ют требовать от коридора соблю­дать тишину. В результате галдеть и кричать начинают почти все. Не участвует в этом только спикер, ко­торый то ли совсем замолчал, то ли стал говорить ещё тише...

ПЕРВОЕ СРАЖЕНИЕ ВЫИГРАНО

В коридоре, где плотность на­много выше, чем в зале, атмосфера накаляется. Люди недовольны тем, что, как им кажется, их мнение не будет учтено при голосовании. Сто­ронников вырубки леса здесь нет. Похоже, что их нет и в зале. Всеоб­щее настроение: «А ну, не тронь!» Народ настроен решительно. Какая там просека – сосенки не дадут сру­бить, лучше сами на плаху под топор лягут. Или топор отнимут…

Но это лишь ощущение одного мгновения в плотной толпе. На­чинают раздаваться справедливые призывы перенести публичные слушания в более вместительное и приспособленное помещение. Вдруг в зале раздаются громкие возгласы: «Нет!» У дверей не понятно, про­тив чего возражают в зале: против переноса слушаний либо какого-то другого предложения организато­ров. Тем не мене и в коридоре раз­даются такие же возгласы. А через пару минут всё кончено – народ вы­ходит из зала, объясняя, что слуша­ния перенесены. Итога никакого, но люди моментально успокаиваются и расходятся по домам, чувствуя себя победителями…

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Повторные слушания были на­значены оперативно. Они прошли спустя четыре дня – в субботу, 23 декабря. Информация начала дово­диться до населения за два дня до слушаний.

В городской администрации определенно сделали выводы и про­вели работу над ошибками. Для проведения публичных слушаний был выделен актовый зал на Бело­русской, 33. Время проведения тоже не вызвало никаких вопросов – вы­ходной день, десять часов утра. Сто­ять на улице никому не пришлось – в здании просторное фойе, стоят стулья. Регистрация участников прошла в предусмотренном по­рядке: анкетные данные записыва­лись гражданами собственноручно, документы не требовались. Каж­дому было предоставлено право записаться для выступления. Ме­таллоискателя не было. Зато на сце­не стояла трибуна, оборудованная микрофоном.

Имелся, правда, один нюанс. Непосредственно до здания адми­нистрации на Белорусской, 33 из Комсомольского района (где про­живает большинство заинтере­сованных лиц) можно добраться только на «маршрутке» № 40. Но это уже вопрос к господину Ан­дрееву, который таким вот образом отоптимизировал транспортную сеть города.

Модератором мероприятия вы­ступил главный архитектор Тольят­ти Аркадий Шишкин, поддержива­ющий проект. К началу слушаний регистрацию прошли 254 человека – зал был заполнен. Представитель проектировщика (ООО «Гео-Лайн») представил проект в общих чертах. Длина дороги – 554 метра, две поло­сы движения, ширина полосы – 3,5 м, ширина проезжей части – 8 м, ширина тротуаров – 2,25 м. Общая ширина транспортно-пешеходной магистральной улицы районного значения – 35 м. Таким образом, в информации, распространяемой активными противниками проекта была допущена небольшая неточ­ность – они говорили о четырех по­лосах движения.

«Гео-Лайн» подготовил про­ект на основании постановления администрации городского округа Тольятти от 18.07.2017 № 24477- п/1. Но вот что интересно: данный проект (в том числе частичное его финансирование) заложен в план мероприятий по празднованию 50-летия выпуска первого автомо­биля Волжским автозаводом. Где улицы Громовой и Чайкиной, а где АВТОВАЗ? Где связь между проек­том и автогигантом? А между тем это многое меняет. Дело в том, что документ о праздновании юбилея подписан Дмитрием Медведевым. А результаты публичных слушаний носят лишь рекомендательный ха­рактер. Здесь, мне кажется, возника­ет противоречие, которым должна заинтересоваться городская проку­ратура…

ЗА И ПРОТИВ

К началу слушаний о желании выступить изъявили 18 человек. В процессе «публички» их количество увеличилось. Жители Комсомоль­ского района, поддерживающие проект, получили право слова пер­выми. В целом вся их аргументация строилась вокруг одного довода: во­дители, желающие сократить путь, едут через жилые кварталы. Чтобы не возвращаться к этому вопросу еще раз, сразу приведём контраргу­менты противников проекта. Глав­ный – в основном это местные жи­тели, которые и так будут ездить по внутриквартальным дорогам, будет дорога или нет…

Дискуссия была жаркой, но только за счет реплик с места, когда кто-то пытался перебить оратора, стоявшего за трибуной, и возникав­шего вследствие всеобщего гомона. Явный перевес противников про­екта обозначился очень быстро. Их было большинство как в зале, так и среди ораторов, а их доводы – более чем основательны.

Иногда в словах противников проекта звучала критика местной администрации. Например, одна общественница построила свое выступление на том, что в городе ненадлежащим образом содержат уже существующие дороги, а пла­нируют строить новые, которые вскоре тоже придут в кошмарное состояние, и водители не станут рисковать ездить по ним. И снова будут «пробки»…

Некоторые противники дороги выдвигали аргументы, зеркально отображающие доводы сторонни­ков строительства. Одна женщина напомнила, что реализация проекта отрежет от жилого сектора лицей №60, ученикам которого придется каждое утро пересекать оживлен­ную трассу. Что касается придомо­вых территорий – количество авто­мобилей, припаркованных на них, только увеличится.

АРГУМЕНТЫ СЕРЬЁЗНЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ

Противники проекта находили серьёзные недочеты в работе про­ектировщика. «Там же газопровод!» – напоминали они. Трубы трогать нельзя, а значит, дорога будет про­ходить на уровне первых этажей зданий, которые находятся вблизи. Они также обращали внимание на то, что при въезде в Комсомольский район из Центрального имеется лишь одно кольцо. Если его не рас­ширить, проблема пробок в этом месте никуда не денется. А как вам идея - поставить на одном из участ­ков дороги защитный экран шести­метровой высоты на расстоянии ме­нее десятка метров от жилого дома? Жителям первого и второго этажей дома будет видно только его.

Будем справедливы, были и выступления, в которых больше эмоций, чем здравых аргументов и разумных предложений. «Не верь­те им!» – лейтмотив выступления активной общественницы, которая, похоже, не пропускает ни одного подобного и ни одного протестно­го мероприятия, всегда имея с со­бой внушительных объемов пачку разоблачающих документов, но всеобщая ложь власти в данном слу­чае это все-таки не аргумент. Еще одна активистка из Автозаводско­го района, видимо, также вышла к микрофону с целью «подогреть» аб­страктные протестные настроения. Она апеллировала к Конституции, стращала присутствующих стату­сом Территории опережающего раз­вития, который представляет угрозу для горожан, так как позволяет от­чуждать территорию города… Ее финальная фраза: «Случись война, где вы будете партизанить?!» вызва­ла всеобщий смех и аплодисменты.

МНОГО ИНИЦИАТИВЫ

Общественники к публичным слушаниям подготовились тщатель­но. В их выступлениях было много интересной информации, про ко­торую нельзя сказать, что она не касалась сути основного вопроса. Участники слушаний узнали, что проблема не только в том, что го­родскому лесу нанесен значитель­ный ущерб пожарами лета 2010 года и их последствиями. Сокращение зеленых насаждений в городе так­же стало тенденцией в последние годы. И масштабы этого явления имеют катастрофический для горо­да большой химии характер. Между тем на решение этой проблемы бюд­жетных денег не выделялось уже два года. Город озеленяется исклю­чительно усилиями энтузиастов, возможности которых ограничены. Общественники внесли ряд кон­структивных предложений, которые позволяют сохранить лес и решить проблему. Одно из них – заасфаль­тировать грунтовую дорогу, иду­щую вдоль баныкинского кладбища от улицы Диагональная до Есенина. Ещё одно предложение: придать участку леса в районе пешеходной тропы статус Р-5, с целью его за­щиты от уничтожения и застройки. Сейчас эта территория имеет статус Р-4, позволяющий складировать на данной территории бытовые отходы и строительный мусор, располагать объекты общественного питания, сервисно-бытовых услуг, обустраи­вать парковки и так далее.

Большинство граждан под­черкивали, что дорога не решит транспортной проблемы. А если и решит, то лишь на время. Количе­ство автомобилей будет расти, и вскоре нужна будет новая дорога. А значит, ухудшится экология – ма­шины в «пробках» выбрасывают в воздух больше вредных веществ, чем находясь в движении. Отдель­ные противники проекта чрезмерно увлекались общим состоянием эко­логии на планете Земля, примерами из жизни «прогрессивной части че­ловечества» и прочими общими во­просами. Наверное, не стоило тра­тить на это столько времени.

Однако дадим слово и немногим сторонникам строительства дороги и вырубки деревьев. Один пожилой мужчина сказал, что лесу осталось жить лет пять – не больше, чем вы­звал всеобщее недоумение. Вот та­кая аргументация.

Были и такие сторонники, ко­торые в ходе дискуссии отошли от своей изначальной точки зрения. Пожилой мужчина, решительно за­явивший: дорога нужна, в следую­щей своей фразе сообщил, что нуж­на она не в этом месте и предложил рассмотреть вариант ее переноса. Женщина, которая в прошлом ра­ботала проектировщиком, поддер­живала идею строительства дороги, пока не ознакомилась с проектом. Теперь она предложила наладить конструктивный диалог среди всех заинтересованных сторон.

ВОЗДЕРЖАВШИХСЯ НЕТ

Мы не станем подробно приво­дить доводы, которые на слушаниях повторялись не раз: чистый воздух, пенсионеры гуляют, спортсмены за­нимаются, дети катаются на санках и велосипедах, ручные белки… Ве­роятность последующей застройки прилегающей территории автоза­правками, кафешками и так далее (хотя главный архитектор в ходе слушаний пытался убедить участ­ников в обратном). Но как-то не очень убедительно.

Часа через полтора, когда, на­верное, все аргументы были озву­чены, количество выступавших составило около 20 человек, и из зала настойчиво стали раздаваться призывы перейти к голосованию. Однако к трибуне заспешили те, кто считал, что без их мнения во­прос не решить. Около сцены даже образовалась небольшая очередь. Сторонники проекта, открывавшие дискуссию, надеялись, что и по­следнее слово останется за ними. Молодой парень начал с вопроса: «Много ли в зале водителей?» Но развить мысль не успел – другой па­рень быстро подошел к микрофону и поставил точку: «Я – водитель, и я за лес!» Аплодисменты сменились скандированием: «Голосование! Го­лосование!»

Проект поддержали несколько человек. Лес рук – против него. Воз­державшихся не было. Особой нуж­ды считать голоса не было – всё и так очевидно. И хотя эта работа все же была проделана, Аркадий Шиш­кин, подводя итоги «публички», не стал оглашать цифр, а подвел черту фразой о том, что общественные слушания не рекомендуют затевать строительство дороги.

Можно в очередной раз пора­доваться возросшей общественной активностью горожан. Факт, как говорится, налицо. Но есть ощуще­ние, что главные события «битвы за лес» ещё впереди. Неслучайно в эфире местного телеканала с уча­стием врио губернатора Дмитрий Азаров затронул тему о проекте лесной дороги между Старым и Новым городом, которую, казалось бы, давно сдали в архив. Публичные слушания, в повестке которых стоит вопрос о тольяттинском лесе, по­дозрительно участились. Лес до сих пор ничей – ни федеральный, ни муниципальный… Есть основания предполагать, что расслабляться, радоваться и восторгаться ещё рано.

Статьи в тему (по тегу)