Хочешь донорский день?

Редакция / Среда, 27 декабря 2017 09:12

Возьми с собой депутата, профсоюз и полицию

Сейчас не говорят «капиталист» или «буржуй», ныне в ходу фраза «крупный работодатель». чинно и благородно… теперь не употребляют слов «хозяйский холуй», а говорят «топ-менеджер». тоже благолепно… охрана – «служба безопасности». грузчик – «работник-многофункционал». уборщица – «менеджер клиринга». Ну и так далее… переименовали буквально всё. Но суть осталась той же, какая была в досоветские годы. И отношение «буржуев» и «хозяйских холуев» к трудящемуся человеку такое же, как и до октябрьской революции. Для большей части из них сотрудник компании – и не человек вовсе, а значит, в общении с ним не стоит утруждать себя соблюдением законов и даже каких-либо приличий. Работай, пока с ног не свалишься. Благодари за «копейки» вместо обещанной «высокой зарплаты». Недоволен – «мордуют» штрафами, вычетами из зарплаты и угрозами увольнения. Защищаешь свои права – у «холуев» уже чешутся руки «дать по морде».

Официальная статистика рисует нам благостную картину о положении на рынке труда Тольятти. Инфляция низкая, товары дешевые, зарплаты и пенсии растут, работы навалом… – все у нас хорошо по статистике. Но мы привыкли уже больше доверять прогно­зу погоды, чем лукавым цифрам властных структур. Легче поверить, что снег завтра растает, и все вокруг зазеленеет.

А на самом деле все не так радужно. Найти работу в Тольятти очень даже проблематично. Найти работу с достойной оплатой и с соблюдением Трудового кодекса – почти нереально. Вот и молчат трудяги, готовые вы­терпеть всё, лишь бы удержаться на рабочем месте. Ведь нужно кормить детей, платить за кредиты. Глядя на та­кую покорность, работодатель платит работнику копей­ки и плюёт при этом на Трудовой кодекс.

В таких условиях вступить в независимый профсоюз, обратиться к нему за помощью – уже ПОСТУПОК. От истории, которая будет изложена далее, остается впечат­ление, что мы вернулись как минимум в начало ХХ века, когда эксплуататоры-капиталисты изгалялись над рабо­чими как могли, не страшась профсоюзов и трудового законодательства, поскольку ни того, ни другого не было. Союзы трудящихся только-только зарождались, нахо­дясь в подполье…

КАК «МАГНИТ» ПРИТЯНУЛ К СЕБЕ «МОЛОТ»

12 декабря этого года в про­фком независимого профсоюза «МОЛОТ» обратился Максим Май­оров. Молодой человек вступил в «МОЛОТ» в бытность работником АВТОВАЗа. Профсоюз помогал Максиму судиться с автогигантом, поэтому «молотовец» знал про то, что помощь ему будет оказана не на словах, а на деле.

В этот день у Максима произо­шел трудовой конфликт по месту работы. Майоров обратился к ди­ректору Тольяттинского распре­делительного центра АО «Тандер» Юрию Титову с просьбой подпи­сать заявление на предоставление оплачиваемого дня отдыха в связи со сдачей донорской крови. По­ясним: АО «Тандер» - это юриди­ческое название сети магазинов «Магнит». По сути, это один и тот же бизнес.

Так вот, господин Титов сказал Майорову, что не подпишет ему второй донорский день и рекомен­довал выйти на работу. Учитывая, что Максиму ещё предстояла опе­рация на глаза, он решил не спо­рить с руководителем, а обратиться в профсоюз за защитой своих прав.

Вечером того же дня состоялось заседание профкома «МОЛОТ», на котором было принято решение направить правового и техниче­ского инспектора профсоюза Вла­дислава Шепелева в АО «Тандер» для разъяснения господину Титову того факта, что, не подписав донор­ский день, тот нарушит нормы ста­тьи 186 Трудового Кодекса РФ, что повлечёт за собой неприятные для работодателя последствия в виде судов с профсоюзом.

КАБИНЕТ «БОССА» И КРЕПКИЙ МУЖЧИНА

13 декабря, то есть на следую­щий день после профкома, Владис­лав Шепелев совместно с Макси­мом Майоровым приехали в офис распределительного центра (РЦ) АО «Тандер», который расположен по соседству с селом Васильевка. Без каких-либо ограничений со стороны сотрудников охраны они проследовали в административное здание и поднялись на второй этаж, где находится кабинет директора.

Господина Титова не было на месте, но вскоре он появился. Ше­пелев и Майоров проследовали за ним в кабинет, при этом Владис­лав предварительно включил ви­деосъемку на цифровой камере. В кабинете инспектор от «МОЛОТа» представился, подтвердил свою личность паспортом и удостовере­нием помощника депутата Самар­ской Губернской думы, а свои пол­номочия – выпиской из протокола заседания профкома от 12 декабря.

Далее инспектор профсоюза объяснил, что целью его визита является восстановление трудовых прав Майорова. На это господин Титов ответил, что уже прокон­сультировался у юриста и согласен подписать заявление на предостав­ление второго оплачиваемого дня отдыха. Однако сразу за этим он позвонил некоему Евгению Вла­димировичу и сообщил, что пост охраны «пропустил сотрудников госорганов». Ознакомившись с вы­пиской из протокола «МОЛОТа», Титов дал указание своему секрета­рю сделать ксерокопию донорской справки, а Шепелева и Майорова попросил подождать в приемной.

Спустя некоторое время в каби­нет Титова вошел физически креп­кий мужчина, который уже через каких-то полторы минуты снова вышел в приемную. Было слыш­но, как господин Титов сказал ему вслед, что посетитель, находящий­ся в приемной (то есть Владислав Шепелев) незаконно проник на территорию акционерного обще­ства «Тандер». Тем временем Ше­пелев попытался войти в кабинет, чтобы забрать у Титова документ (выписку из протокола профкома), который объяснял причину его на­хождения на территории офиса и удостоверял легитимность его дей­ствий. Но крепкий мужчина пре­градил ему путь и потребовал пред­ставиться. Шепелев представился и разъяснил ситуацию. Мужчина вернулся в кабинет босса и закрыл дверь, а на просьбу Шепелева вер­нуть выписку из протокола никак не отреагировал…

НАПАДЕНИЕ НА ИНСПЕКТОРА «МОЛОТА»

Спустя пару минут физиче­ски развитый мужчина вышел из кабинета директора и, подступив к Шепелеву, потребовал у инспек­тора «МОЛОТа» прекратить ви­деосъемку. На что получил ответ, что его требование незаконно. Тог­да мужчина представился, назвав себя заместителем начальника по безопасности Евгением Глуховым (при этом никаких документов, подтверждающих его личность и полномочия г-н Глухов, увы, не предоставил).

Шепелев пояснил физически крепкому мужчине, что в случае, если тот считает, что он (инспек­тор) совершает правонарушение, то Глухов имеет право вызвать наряд полиции. Крепкий мужчина отреа­гировал неадекватно – схватил Ше­пелева за плечо и попытался силой вывести его из приемной директора.

Через некоторое время г-н Глу­хов передумал и вызвал по телефо­ну наряд полиции. Любопытно, что при этом он ввел полицию в заблуж­дение, сообщив, что на территории «Тандера» задержан «неизвестный гражданин без документов». Услы­шав это, представитель «МОЛОТа» вновь представился Глухову и объ­яснил ему правомерность своего на­хождения на территории «Тандера». Тогда заместитель начальника по безопасности вновь стал агрессив­ным и, применив физическую силу, поволок Шепелева к выходу. На лестнице он так «управился» с ин­спектором, что Шепелёв покатился кубарем по ступенькам…

УДЕРЖАНИЕ ИНСПЕКТОРА «МОЛОТА»

Шепелеву казалось, что его вот- вот вышвырнут из здания «магни­товской» администрации. Однако, как в итоге оказалось, Глухов не имел цели выдворить профсоюзно­го работника с территории РЦ ЗАО «Тандер». На первом этаже он стал удерживать Шепелева, грубо хватая его за верхнюю одежду. Владиславу ничего не оставалось, как позво­нить исполняющему обязанности председателя МП ПФО «МОЛОТ» депутату Самарской Губернской думы Алексею Краснову и попро­сить того оказать помощь в сло­жившейся ситуации.

Видимо, звонок несколько от­резвил агрессивного Глухова. Спу­стя некоторое время Шепелеву с Майоровым удалось пройти к ди­ректору, и тот после непродолжи­тельной полемики подписал заяв­ление Майорова на предоставление ему оплачиваемого выходного дня в связи со сдачей донорской крови. Во время этого диалога в кабинете находился неизвестный мужчина, который молча работал за компью­тером директора. А господин Титов связывался по телефону с женщи­ной, судя по всему – юристом, и обсуждал с нею, подписывать заяв­ление Майорова или нет.

Посчитав, что на том дело кон­чилось, Майоров и Шепелев бес­препятственно спустились на пер­вый этаж и направились к выходу из административного здания. Но здесь их ждала «засада»: путь им преградили Глухов и еще один со­трудник охраны. Поскольку неза­конное задержание было налицо, теперь настала очередь Шепелева звонить в полицию (после звонка Глухова наряд так и не приехал). Владислав сообщил, что его на территории АО «Тандер» незакон­но силой удерживают сотрудники предприятия.

ДЕПУТАТ, «ЗАЛОЖНИК» И УЧАСТКОВЫЙ

Однако не полиция появилась первой на месте конфликта, а Алек­сей Краснов. Он позвонил Владисла­ву и сообщил, что подъехал и ожида­ет инспектора, а также кого-нибудь из руководства охраны у входа на территорию «Магнита». Шепелев потребовал, чтобы его пропустили к депутату и руководителю профсо­юза, но его продолжали удерживать, применяя физическую силу.

Вскоре у охранника закон­чилась смена. Его сменили двое других сотрудников безопасности «Тандера». Примерно через час Ше­пелеву снова позвонил Краснов и сообщил, что он по-прежнему на­ходится на въезде на территорию РЦ ЗАО «Тандер», а также о том, что представители руководства компании избегают встречи с ним, что он также вызвал и тоже ожи­дает наряда полиции. После этого звонка охрана согласилась дать возможность Шепелеву пройти к депутату. Но только в сопрово­ждении одного из них, а Максима Майорова при этом оставили как бы «заложником», «чтобы Шепелев не сбежал», чего он, конечно, даже и не думал делать.

Примерно еще через час наконец-то появилась представи­тель правоохранительных органов – участковый села Узюково, май­ор полиции Князькина. Проведя опрос, она составила протокол и только после этого представители «МОЛОТа» и сотрудник «Магнита» Майоров, на защиту прав которого они встали, смогли спокойно поки­нуть территорию РЦ АО «Тандер».

ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ИТОГИ

Вот так необходимость взять законный донорский день для ра­бочего тольяттинца вылилась в эпическую историю борьбы с при­менением грубой физической силы против представителя профсоюза, тремя вызовами наряда полиции, приездом депутата Губернской Думы и участкового. Получение донорского дня Майорова растяну­лось на пять часов (и это не считая времени, которое Майоров провёл в профсоюзе, а также затрат на до­рогу).

Продолжение этой истории те­перь будет писаться в прокуратуре и полиции: Владислав Шепелев об­ратился в эти инстанции с заявле­нием, усмотрев, что сотрудниками РЦ АО «Тандер» в отношении него были совершены административ­ные нарушения, а, возможно, и де­яния, предусмотренные Уголовным кодексом. Инспектор требует от ор­ганов правопорядка расследовать обстоятельства противодействия работников АО «Тандер» работе профсоюза, заведомо ложный до­нос, незаконное применение силы, незаконное удержание и превыше­ние должностных полномочий. Все события зафиксированы – инспек­тор профсоюза в ходе событий вел видео-, аудио- и фотосъемку.

Комментарий

Krasnov 2

Алексей Краснов, и.о. председателя независимого профсоюза «молот», депутат самарской губернской думы:

- Когда Майоров пришёл к нам по поводу этого донорского дня, я, если честно, думал, что это просто будет рутинный поход к ру­ководству «Магнита». Поэтому профком и послал Владислава Шепелёва одного (обыч­но мы посещаем работодателя рабочей груп­пой не менее 2-х человек). Мы распечатали для Титова статью 186 Трудового кодекса, согласно которой Майоров имел право по­лучить второй донорский, выдали Владис­лаву выписку из протокола, и он уехал.

Через некоторое время Владислав зво­нит мне и сообщает, что его незаконно задержали на территории «Магнита» охранники. У меня на тот момент были избиратели в приёмной. Закончив приём, я тут же направился в АО «Тандер».

Подъехав к входу организации, я припарковался и стал искать кого-нибудь из сотрудников. Вошёл в ближайшее модульное здание без опознавательных знаков и с открытой дверью. Там я обнаружил мужчину в бушлате. Представился. Показал ему удостоверение де­путата и сообщил, что на территории предприятия незаконно удер­живают моего помощника и инспектора профсоюза «МОЛОТ». Охранник сообщил, что он «ни о чём не знает», что сейчас ко мне приедет «старший по смене» и что мне «нужно подождать тут». Я попросил мужчину представиться, показать мне свои документы. Он отказался. Тогда я попросил у него назвать ФИО и телефон «старшего по смене». На это я тоже получил отказ. Разумеется, всё это я снимал на видео.

В этом модульном здании без отопления и с раскрытой дверью я простоял больше часа и, если честно, основательно замерз. За это время мужчина в бушлате ушёл. Пришёл другой, который также от­казался представиться и назвать мне ФИО и телефон «старшего по смене». Когда он зашёл в «каптёрку», из-за ворота своего бушлата он достал бумажную карточку со штрихкодом и просканировал. На этой бумажке я увидел фамилию этого человека – Захаров. Я со­общил Захарову, что замёрз, и далее буду ожидать приезда «стар­шего по смене» в своей машине. Выйдя из «каптёрки» я позвонил в полицию и сделал заявление о том, что на территории «Магнита» незаконно удерживают моего помощника и инспектора профсоюза.

Ещё минут через 20 на дороге, ведущей в глубь территории «Магнита», я увидел Владислава и молодого человека в бушлате. Я вышел из машины, подошёл к ним и включил режим видеозаписи на сотовом телефоне.

Как выяснилось, молодой человек в бушлате – охранник АО «Магнит», который следил за тем, чтобы Владислав не покинул тер­риторию «Магнита». На мой вопрос о причинах удержания Владис­лава Шепелёва на территории АО «Тандер» молодой человек отве­тить затруднился.

Мы направились в сторону здания, в котором находился на тот момент Максим Майоров. В это время ко мне подбежал Захаров и стал требовать, чтобы я «стоял рядом с ним» и ждал «старшего по смене». Я сообщил ему, что прождал уже более часа, и что, если ру­ководство соизволит со мной пообщаться, я подожду его в админи­стративном здании.

Все вместе (я, Шепелёв и молодой человек в бушлате) прошли в административное здание, где и прождали ещё час приезда участ­кового. За это время Влад рассказал всю свою «одиссею», а также показал наиболее впечатляющие видеокадры его незаконного удер­жания.

Приехал участковый инспектор. Примерно час она провела в кабинете у начальства «Магнита», потом пришла к нам и записала объяснения Владислава. Насчёт моего заявления в полицию мы до­говорились, что я обстоятельно изложу всё, произошедшее со мной в заявлении на имя начальника Ставропольского РОВД.

В десятом часу мы покинули территорию «Магнита». Была уже ночь…

В общем, впечатление от всех этих событий у меня примерно такое же, как и впечатление от походов на ПАО «АВТОВАЗ». У нас вроде бы есть правовое государство. Но это правовое государство заканчивается перед территорией крупных капиталистических мон­стров. Им, получается, закон не писан. Тот же АВТОВАЗ, нарушая закон о профсоюзах, вот уже полгода не пропускает руководителей и инспекторов «МОЛОТа» на свою территорию. Мы снимаем фак­ты беззакония на видео, составляем акты, жалуемся в прокуратуру, а прокуратура пишет нам такие «отписки», что просто диву даёшься! Дескать: да, закон на вашей – профсоюзовской – стороне, но судеб­ная практика, мол, такова, что суды стоят на стороне работодателей. Представляете, какой бред? Какая связь между решениями судов и прокуратурой? Никакой! Один судья выносит одно решение, другой – прямо противоположное. А прокуратура должна надзирать над со­блюдением законов, и, если законы не исполняются или нарушаются, пресекать, принимать меры, проводить проверки, возбуждать адми­нистративные и уголовные дела. Но в случае спора между «МОЛО­Том» и АВТОВАЗом прокуратура становится на удивление лояльной к заводу. Лояльна она к заводу и в судах. Но об этом я расскажу поз­же. Мы как раз собрали массу совершенно поразительных случаев. Давно пора дать им правовую и общественную оценку.

 

Статьи в тему (по тегу)