Тайна сильных ВАЗА сего

Редакция / Четверг, 23 ноября 2017 11:41

Юристы АВТОВАЗа теперь загружены работой основательно: идут судебные процессы, в которых компания выступает ответчиком в ряде дел, связанных с увольнением работников. С противоположной стороны оппонента, разумеется, находимся мы – профком «МОЛОТА», профсоюзные юристы, сами работники. Камень преткновения – некие секретные документы, которые никак не должны попасть в руки рабочего люда и людей, его защищающих…

Shepelev 3

председатель Межрегионального профсоюза ПРИВОЛЖСКОГОФедерального округа «МОЛОТ»
Вячеслав ШЕПЕЛёВ

С момента выхода пресловутых приказов Николя Мора №57 и №58 по сокращению РСиС и рабочих соответственно, работникам завода не даёт покоя не только сам факт сокращений, но и плотная завеса тайны, покрывающая эти приказы. В приказах имеется ссылка на некие приложения. В этих-то приложениях кроется весь секрет. Создается впечатление, что с ними знакомы лишь «посвященные вышей степени», и под его неразглашением вазовские топ-менеджеры подписываются кровью.
Таинственные приложения не видели ни представители ответчика Дергач и Бард, ни опрашиваемые в качестве свидетелей мастера, начальники цехов и сотрудники ОТиЗ (отдел труда и заработной платы). В нарушение ст. 62 ТК РФ его не предоставили работникам в ответ на их письменные запросы. Запросы, сделанные профсоюзом, также не дали результата.
Перечисленный беспредел – ещё не весь. Эти приложения не предоставляются стороной автозавода и по требованию судей! Некоторые судьи, например Судовская, не проявляют к секретным приложениям никакого интереса, отвечая отказом на наше ходатайство о востребовании у АВТОВАЗа данных документов. Других же всё-таки разбирает любопытство: чего же там такое, что ответчик с таким упорством прячет от посторонних глаз?
А вот что: ни в приказе №57, ни в приказе №58, ни в приказах №400 и №401, которые выпущены позднее (так сказать, в продолжение темы), нет даты окончания действия приказов. Получается, что их действия безграничны! Но так не бывает. В каждом подобном документе должны быть даты начала и окончания их действия.
Сейчас судьи пытаются завершить процессы без предоставления приложений. Зачем? Как только приложения присовокупят к делу, они станут доступны. Профсоюзу. Журналистам. Самим рабочим. А этого АВТОВАЗ допустить никак не может. Вот и убеждает судей всеми доступными ему средствами (арсенал этих средств, полагаю, хорошо известен всем тольяттинцам), что приложения в суде не нужны… Мы, разумеется, не можем согласиться с такой трактовкой, поскольку, на наш взгляд, таким образом судом не будут рассмотрены все материалы, непосредственно касающиеся спора работодателя и работника.
Следуя сговору, юристы завода настойчиво твердят, что основным является приказ, а приложение при увольнении работника не имеет значения. Столь любопытная трактовка законов говорит как минимум о некомпетентности юристов и как максимум об их желании перехитрить закон. Ну и вообще: если в приложении нет ничего такого, что уличит АВТОВАЗ в махинациях, зачем это приложение так тщательно скрывать?
Судья Судовская на наше ходатайство о востребовании ответила… что мы её руками хотим «выдернуть» с завода необходимые нам документы! Теперь, оказывается, данное истцу право на ходатайство называется «выдергиванием документов». Типа: «Ваша честь, разрешите выдернуть у ответчика несколько документов…»
Да, приложения к приказам нам необходимы, так как у нас есть основания полагать, что именно информация из приложений способна существенно повлиять на решение суда. На то, будет ли оно правомочным. Ведь если игнорировать законные требования истца на предоставление документов, напрямую касающихся спора, тогда можно вообще отменить Гражданско-процессуальный кодекс и выдавать судьям монетку. И решать исход прений её подбрасыванием. Решка – значит, истец проиграл. Орёл – значит, выиграл…
Так что же пытаются утаить «сильные ВАЗа сего»? Тайна, думаю, заключается в том, что действие приказов №57 и №58 закончилось 30 июня 2017 года. Но… Эта информация содержится не в самих приказах, а в приложениях к ним. Работников уволили по сокращению численности 17 июля 2017 года. То есть после периода действия приказов. Если изложенное доказать, то становится очевидным грубейшее нарушение процедуры сокращения. Моя точка зрения на происходящее в целом такова: данное деяние является уголовным преступлением группы должностных лиц, действующих по предварительному сговору. И этим должны заниматься прокуратура и следственный комитет. Но органы предпочитают засунуть голову в песок. Думаю, что на это у них есть веская причина. О Государственной инспекции по труду мне даже упоминать не хочется: считаю, что это мёртвая бюрократическая структура, проедающая деньги налогоплательщиков.