Плохая им досталась доля

Редакция / Среда, 30 августа 2017 06:03

Самарская область стремится быть в тренде

Как там, в шлягере Газманова: «Ах ты доля, моя доля...»? В начале июля в Госдуме прошли парламентские слушания на тему «Формирование эффективных законодательных механизмов защиты прав и законных интересов участников долевого строительства». Самарская область стремится быть в тренде: ближе к концу месяца депутаты регионального парламента и другие заинтересованные лица собрались на думские слушания по этой же проблеме.

И, пожалуй, формулировка повестки дня форума народных избранников губернского масштаба даже имела более четкие очертания – «О мерах по защите прав участников долевого строительства многоквартирных домов (обманутых дольщиков) на территории Самарской области». Была бы еще такая четкость в принятых решениях. Но уже отрадно, что в разгар сезона отпусков депутаты собрались для обсуждения узких мест и дыр в законодательстве, которые превратили жизнь отдельных граждан в хождение по мукам, причем по замкнутому кругу.
Кого не коснулась такая беда – вникните в ситуацию: десяток, а то и больше лет отданы борьбе за право иметь свое жилье. В нашем регионе вопрос решается: раньше количество зарегистрированных обманутых дольщиков составляло 22 тыс. человек, сейчас в этом списке числятся 3357 человек. В перечне проблемных находятся 42 объекта незавершенного строительства. Из них на 30 были привлечены новые застройщики, по оставшимся идет поиск нового инвестора. Однако потраченных сил и времени никто никому не компенсирует. Цифры – статистика, а жизнь одна, простите за банальность. В слушаниях приняли участие и дольщики, среди которых были и те, кто отдал этой проблеме 15 лет жизни. Они считают, что это «достижение», достойное Книги Гиннесса, однако даже для Самарской области это не рекорд, проблема-то уходит корнями в «лихие 90-е». А тогда никакой правовой базы долевое строительство не имело, не было никакой регистрации, никаких реестров, ни федеральные, ни региональные власти не контролировали эти процессы.

Законы далеки от совершенства
Впрочем, и сейчас, когда внимание властей к этой проблеме можно назвать повышенным, законы далеки от совершенства. Приведем пример очевидной дыры в законодательстве: региональные власти выделяют так называемый компенсационный участок земли, застройщик его реализует (зачастую по заниженной цене) и никакой ответственности за это не несет, дольщики – становятся дважды обманутыми, для них начинается новый этап мытарств. И таких примеров уйма. Обманутые дольщики пусть и эмоционально, но детально рассказывали депутатам, представителям областного правительства и администраций городов и районов, а также надзорных органов о том, что их не устраивает во множестве постановлений и законов, принятых за долгие годы. Менялись губернаторы, главы администраций, министры, каждый вносил свою лепту – проблемы оставались. Представители власти на слушаниях в Самарской губернской думе признали в одной обманутой дольщице «с 15-летним стажем» специалиста в этих вопросах и сделали ей предложение принять участие в качестве общественного консультанта в разработке поправок в законодательство. И это хорошо, но есть одно «но»: новая правовая база формируется с целью предотвращения возникновения подобных ситуаций в дальнейшем, а тех, кто уже обманут (порой неоднократно), она может и не коснуться. Им остается только надеяться, что государство о них не забудет и свое жилье получат и те 3357 граждан на территории Самарской области, проблемы которых еще не решены.
Власти на самом деле активно занялись поиском решения вопроса обманутых дольщиков. Но не будем обходить стороной и закономерный вопрос: за чей счет? За счет бюджета, то есть за счет налогоплательщиков. Оставим в стороне версию, что в региональном бюджете средства на решение проблем обманутых дольщиков нашлись в результате отмены ряда льгот пенсионерам и ветеранам (прежде всего по оплате ЖКУ). Версия эта возникла среди «левых» депутатов губернского законодательного собрания. Она имеет косвенные подтверждения обоснованности (один министр на заседании губдумы об этом обмолвился), но все же «железобетонные» доказательства представить трудно. Да и зачем? И те, и другие – пострадавшие. Вернемся к вопросу: почему за решение проблем тех, кто вложил свои деньги в заведомо рискованное предприятие, должны расплачиваться все налогоплательщики. На него ответить нелегко... Не все застройщики – мошенники. Пример: добросовестный застройщик имел счет в банке, у которого Центробанк по тем или иным причинам отозвал лицензию, земельный участок отошел Агентству страхования вкладов... Другой пример: вышла путаница с кадастровым номером земельного участка, на разбирательство ушел не один год... Различных ситуаций ровно столько, сколько проблемных долевых строительств. Люди пострадали. Кто им может помочь? Только государство. А государство – это мы, хотя бы потому, что существующая власть избрана нами. И даже те, кто «принципиально не ходит на выборы» и талдычит, что «все сфальсифицировано», к этому причастны, поскольку именно их голоса легче всего присовокупить для получения нужного результата.

А что в Тольятти?
Но не будем далеко уходить от темы. Иногда решения жилищной проблемы обманутых дольщиков трудно назвать адекватными. Например, руководитель департамента градостроительства администрации Тольятти г-н Арзамасцев проинформировал на думских слушаниях, что права дольщиков дома в Шлюзовом были удовлетворены благодаря работе регионального минстроя – им предоставили жилье... в доме на ул. Печерской в Самаре. Наверное, кого-то и устроил вариант внезапного переезда в областной центр, но вряд ли все были этому рады. Мнение самих дольщиков, как показывает практика, до прошедших в губернской думе слушаний мало интересовало чиновников. Прямо словно крепостных...
Может, теперь что-то изменится и их станут привлекать к выработке решений? Раз уж речь зашла о нашем городе: из 18 расположенных на территории Тольятти долгостроев шесть входят в перечень проблемных объектов, для строительства которых привлекались денежные средства граждан. Это многоквартирные жилые дома по ул. Спортивной, комплекс домов переменной этажности на ул. 40 лет Победы, жилой комплекс на ул. Баныкина, д. 5, дома на улицах Коммунистической и в Автозаводском районе (адрес чиновник не уточнил), а также в поселке Шлюзовом (о нем уже сказано). Все это стало известно из весьма лаконичного отчета названного выше представителя администрации. Впрочем, представители всех администраций многословностью не отличались. Доклад областного министра Баландина занял около 15 минут. В выступлениях чиновников было много цифр и реверансов в сторону губернатора Меркушкина. Предложений о мерах, которые необходимо принять, о чем сообщало само название повестки открытых слушаний, больше звучало от самих обманутых дольщиков, но и то хорошо, что им наконец-то дали высказаться. Надо сказать, что делали они это без оглядки на чины, прямо заявляя о недочетах правовой системы и внося свои предложения по ее корректировке.
На открытых слушаниях в Самарской губернской думе чиновники бодро рапортовали об успехах в деле защиты прав обманутых дольщиков, но на прошедших ранее парламентских слушаниях в Госдуме регион был назван в числе «лидеров» по их количеству. Чтобы быть в тренде не на словах, а на деле, региональным законодателям срочно необходимо делать конкретные шаги.

Спасение пайщиков – дело рук самих пайщиков
Обманутыми бывают не только дольщики, но и пайщики. И те, и другие вкладывают деньги в жилищное строительство. И те, и другие часто оказываются в роли пострадавших. Один из участников открытых слушаний из числа обманутых заметил, что дольщик – и потребитель услуги, и «донор» одновременно, поскольку, приобретая квартиру, получает услугу, а вкладывая деньги – выступает в роли инвестора, не имея при этом процентов, которые получил бы банк. То же можно сказать и про пайщиков. Если не вдаваться в нюансы: разница в том, что дольщик вступает непосредственно и персонально в договорные отношения с застройщиком, а пайщики – как члены кооператива, то есть коллективно от одного юридического лица (эта система сложилась еще в советское время при строительстве ЖСК). Причем лет 20 назад более прочную юридическую базу имели «кооператоры», сейчас наоборот – дольщики более защищенная категория. Наверное, из-за того, что эта модель считается более устаревшей, пайщикам законодатели и власти в целом уделяют гораздо меньше внимания. Их не упомянули на слушаниях ни федеральные парламентарии, ни региональные депутаты.
Но, несмотря на крайне тяжелую ситуацию, чудеса все-таки случаются. Об этом свидетельствует недавний пример из жизни людей, ставших пайщиками ЖСК «Татищев-2». Членам ЖСК «Татищев-2» не повезло – в 2014 году застройщик попал в жернова экономического кризиса, и стройка встала. Как всегда, нашлись люди, настроенные деструктивно, которым наказать застройщика оказалось важнее, чем дом достраивать. Но есть и те, кто рук не опустили и, несмотря на раскол среди пайщиков, смогли найти нового застройщика, который в свою очередь заручился поддержкой банка-инвестора.
Помогает пайщикам сдвинуть ситуацию с мертвой точки и договориться с застройщиком депутат городской думы Сергей Егоров (КПРФ). Можно быть уверенным, что при столь пристальном внимании к ситуации с ЖСК «Татищев-2» общественности и представителя городской власти стройка теперь будет под полным контролем, и пайщикам следует предоставленную возможность из рук не выпускать. В данный момент им разумнее не бояться, а наращивать поступательное движение из тупиковой ситуации, снова объединиться, действовать сообща и в полной мере использовать счастливый, чего уж там, случай и возможность достроить дом. Недоверие, нерешительность, стремление обличать, а не созидать могут отбросить пайщиков назад, в колодец отчаяния и бездействия, из которого самим им будет уже не выбраться.