Работать, стоя на одной ноге

Игорь Мухин / Среда, 19 июля 2017 13:12

В последнее время бытует устойчивое мнение, что зарубежные инвестиции крайне необходимы для российской экономики. Якобы только иностранный капитал сможет привнести нам новые идеи, высокие стандарты и современные технологии. Потому иностранного инвестора нужно оберегать и создавать для него крайне выгодные условия… А иначе прозябать нам на обочине мировой индустрии.

На деле же оказывается, что иностранцев интересуют только недорогие ресурсы и в первую очередь - дешевая рабочая сила. Сегодня себестоимость производимой в России продукции примерно в полтора раза ниже, чем в Китае: прежде всего за счет более дешевой рабочей силы. Средняя зарплата российского рабочего составляет 300 долларов (18 тысяч рублей). В Китае за такие деньги специалисты уже не работают.
Внедрение новых технологий при привлечении иностранного капитала сводится, как правило, к тому, что наши люди работают на более совершенном оборудовании. Действительно более совершенном… но с точки зрения капитала, а никак не рабочих.

Стоя на одной ноге
В Тольятти с 2012 года работает ООО «Форесия» – тольяттинское представительство международной компании по производству автомобильных компонентов Faurecia.
Faurecia основана в 1997 году, штаб-квартира – в городе Нантер, Франция. Является дочерней компанией PSA Peugeot Citroen. На тольяттинском предприятии изготавливают в том числе обивку для автомобильных сидений. Таким образом, основной рабочий персонал – швеи, то есть женщины. Большая часть из них прежде трудились в дочернем предприятии «АвтоВАЗагрегата» – «Пошив», которое вместе с головным структурным подразделением недавно было подвергнуто процедуре банкротства. Трудились исправно, но в одночасье лишились рабочих мест. Однако квалифицированный и недорогой персонал – один из важнейших ресурсов любого производства – был тотчас востребован представителями французской компании. Как рассказывают бывшие работники «АвтоВАЗагрегата», для оформления трудовых контрактов на тогда еще необанкроченный завод приезжал автобус с представителями от «Форесии», и в его салоне официально ещё неуволенные швеи становились сотрудниками международной компании.
Как же изменилась их жизнь после этого? Как им трудится на предприятии, собственниками которого являются иностранцы? Итак, режим работы – с 6.00 до 14.30 с получасовым обедом и двумя десятиминутными перерывами до обеда и после. Обещают, что в скором времени предприятие начнет работать в две смены, уже сейчас идет набор швей. Для женщины работа с 6 часов, согласитесь, не очень удобна. Ни в сад ребенка отвести, ни в школу проводить. Понятно, если мама одна воспитывает ребенка, то «Форесия» точно не для нее.
Что же касается оборудования, да, оно суперсовременное и высокопроизводительное. Только вот шить нужно… стоя. (К слову, на агрегатовском «Пошиве» работали сидя.) Стоишь и одной ногой жмешь педаль электропривода, другая – упорная. И так все восемь часов. За 333 доллара в месяц. Трудно? Безусловно! Вредно для здоровья? Конечно! Результат – варикозное расширение вен – заболевание, которому рискуют быть подвержены все те, кто долгое время работает стоя.

Кто оформит профзаболевание?
Так, в списке профессиональных заболеваний указывается, что опасными производственными факторами, воздействие которых может приводить к возникновению варикозного расширения вен на ногах, осложненного воспалительными (тромбофлебит) или трофическими расстройствами, является длительное пребывание в вынужденной рабочей позе стоя. Швеям же с «Форесии» приходится не просто работать стоя, а, по сути, на одной ноге. И вот что самое интересное: при ежегодном медосмотре (в поликлинике на Приморском б-ре) хирург стращает женщин тем, что ставит некоторым из них вердикт «годна» последний раз. Затем, по словам врача, из-за заболевания вен он вынужден будет их не допустить к работе. Точнее, лишить работы и средств к существованию.
Почему так поступает хирург, неизвестно. Ведь предположить, что со списком профзаболеваний он не ознакомлен, невозможно: врач все-таки. Также наверняка ему известно, что лечение профессионального заболевания оплачивает работодатель, а признание негодным работника из-за профзаболевания является поводом для инвалидности. То, что интересы работников врачу, проводящему медосмотр, мягко говоря, по барабану, можно догадываться. Ну и кто же сможет защитить российских женщин в этой ситуации?
Наверное, только профсоюз. Но профсоюз правильный, который действительно отстаивает интересы рабочих, а не идет на поводу у работодателя, принимая от него подачки. Профсоюз, который выполняет главную роль – мешает работодателю делать работников голодными и больными.

Двигатель прогресса
Во всем мире профсоюзы являются двигателем прогресса. Ведь работодатель может закручивать гайки до упора, снижая собственные издержки, покуда рабочие терпят и молчат. Так, достойные зарплаты европейских рабочих (2-3 тысячи евро) и высокая производительность труда – это в том числе итог работы их профсоюзов. У них профсоюзы веками борются за права рабочих и приходят к компромиссу с капиталом, в результате работодатель вынужден внедрять новое, высокотехнологичное оборудование, повышая производительность труда, платить достойную зарплату и отчислять социальные выплаты.
В этом плане нам пока до развитых стран далеко. Да и развитыми страны становятся отнюдь не потому, что привлекаются иностранные инвестиции, а оттого, что за труд платят достойную зарплату, на налоги с которой в том числе и существуют развитые европейские государства.

Комментарий

Владислав Шепелев, председатель независимого профсоюза «МОЛОТ»:

– Надо сказать, что «Форесия» отличается от других предприятий города лишь тем, что попала во внимание общественности. Беспредел на предприятиях укрепляется нежеланием работников конфликтовать с работодателем. Тотальная безработица уже пугает людей потерей хоть какого-то заработка больше, чем потеря здоровья. Женщины, работающие по 8 часов на ногах, не понимают всей серьёзности последствий. Варикозное расширение вен не так страшно по сравнению с износом межпозвоночных дисков, который рано или поздно приведёт к инвалидности.
При этом работодатель спокоен, заручившись поддержкой «своих» медиков, которые, скорее всего, получают гонорар за лояльность.
Я, как профсоюзник, вижу в данной ситуации два камня преткновения, которые дают возможность работодателю спать спокойно, гробя здоровье работников.
1. Не проведена специальная оценка рабочих мест. Причём немаловажно присутствие представителя РЕАЛЬНО НЕЗАВИСИМОГО профсоюза при проведении этой оценки.
2. Возможность медикам не оформлять работникам профзаболевание. Ведь за них некому постоять.
Рядовой женщине-швее невдомёк, что хирург блефует. Он не может просто так взять и отстранить от работы. Если человек работал, а теперь вдруг не может работать на данном рабочем месте, значит либо его приняли на работу нездоровым, что вызывает сомнения, потому что феодалу не нужны больные рабы. Либо работник утратил своё здоровье в результате работы во вредных для здоровья условиях труда. И тогда работодатель обязан нести за это ответственность – материальную либо уголовную. При этом на скамье подсудимых может оказаться и хирург, закрывающий глаза на нарушения работодателя.
В данной ситуации у работниц варианта только два: либо продолжать медленное самоубийство, либо прийти в себя, позвонить нам и создать у себя профсоюзную первичку. Первый вариант, конечно, проще, но последствия пагубно необратимы. Второй сложнее, но эффективнее. В одиночку в сложившейся обстановке, где работодатель работнику волк, выигрывает волк. У него и зубы крепкие, и стая его работает слаженно… Так пора уже волка поучить человечности.