Анонимно, зато честно: исповедь одного чиновника

Редакция / Пятница, 21 апреля 2017 10:07

Даже если новый градоначальник не прошёл горнило всенародных выборов и публично народу ничего не обещал, смена власти в городе всегда несет за собой ожидание перемен.

Можно предположить, что произойдет частичная кадровая зачистка: с кем-то из ныне действующих муниципальных менеджеров Сергей Анташев (человек он принципиальный и профессиональный), как говорится, и на один гектар думать не пойдет, а кого-то решит и оставить.

Новые помощники Анташеву точно потребуются, потому что велика вероятность того, что уже следующий бюджет Тольятти будет минусовым. Бывший мэр города Андреев, с гордо поднятой головой уходящий на работу в правительство, за время своего правления город окончательно обанкротил. Можно, конечно, сказать, что сам Андреев не очень-то и виноват. Экономика России в целом переживает не лучшие времена, но даже поверхностный взгляд на то, как работает местная власть, показывает, что работает она в основном на себя.
По случаю смены градоначальника мы попросили одного чиновника, работающего в мэрии, порассуждать на тему эффективности муниципальной власти Тольятти в простом житейском разрезе: ответить на вопрос «Что ж так плохо-то все в городе?». Чиновник согласился, но на условиях анонимности, поскольку место работы менять пока не собирается.

– Итак, почему город несколько лет нищал, а власти ничего не сделали, чтобы остановить его сползание в долговую яму?
– Бюджетный кодекс оставляет городам не очень много возможностей наполнять свои бюджеты самостоятельно.
– Тем важнее эффективно использовать любую из них.
– Совершенно верно. Тут все просто, как по учебнику: создание условий для инвесторов, привлечение инвестиций, открытие новых рабочих мест и тому подобное. При эффективной работе и минимальной честности бюджет может вырасти весьма значительно.
– Так наша ОЭЗ, например, вроде как, одна из лучших.
– Наша ОЭЗ по всем показателям средняя среди худших. Всего в стране было создано, как известно, 36 экономических зон. 77 процентов привлеченных инвестиций приходятся на 3 из них. Это Татарстан, Липецкая область и Санкт-Петербург. Остальные, в том числе и наша, прославились только огромными расходами на создание рабочих мест (21 миллион рублей – на одно рабочее место) и подсчитанными сроками окупаемости в десятки, если не сотни лет.
– А почему инвесторов мало?
– Потому что с ними нужно работать без дураков. Вот приезжают в регион немцы. Хотят построить битумный завод. Завод современный – без дыма и запахов. Инвестиции – миллиард рублей. Министр Безруков решает, что битумный завод нам не нужен, и немцы строят его в Казахстане.
Это региональный пример, но на уровне города все примерно так же. Главная позиция директора какого-нибудь департамента – это: а вы докажите, что вы нам нужны. В других городах за инвесторами бегают, а у нас порой – от инвестора.
– А потом нам говорят, что в бюджете денег нет. А у них самих есть?
– Миллиард восемьсот, выделенный на «Жигулевскую долину», лежит на счете «Долины» и приносит проценты. Как они расходуются – никто не знает. Это такой новый способ жить за счет бюджета, не воруя транши.
– Народ должен знать, куда идут деньги!!!
– Народ должен соучаствовать в управлении территорией, на которой живет. Но чиновники, которые напоказ докладывают об активной работе с общественностью, относятся к ней крайне презрительно. Вот 6 октября прошлого года на городском форуме собирали анкеты тех, кто хотел бы работать на благо города по разным программам. Потом эти анкеты просто выкинули.
– Обманули людей…
– А людям постоянно врут. Яркий пример – нашумевшая история с консерваторией, которая якобы не соответствует каким-то нормативам Минобра. Полная ерунда. С самого начала. Все было задумано мэрией, чтобы сэкономить 77 миллионов в год. Сейчас Министерство образования подтвердило, что все у консерватории нормально.
– А дороги?
– На дороги денег не хватает, действительно.
– Воровать меньше надо!
– Откаты там небольшие – процентов 25, не больше. Просто технологии старые, вот дороги и разрушаются.
– Откуда у чиновников деньги?
– На низшем уровне чиновничества, кстати, работают вполне приличные люди за зарплату в 18-22 тысячи рублей. А вот те, кто повыше, те и зарплату имеют большую и иные возможности.
– Можно подробнее про иные возможности?
– За каждым департаментом мэрии закреплены МУПы. Муниципальные предприятия. Они выполняют различные виды работ. Нередко эти работы, на которые уходят миллионы городских рублей, выполняются только на бумаге. Например, в этом году несколько миллионов были списаны на вывоз снега. Некоторые эксперты утверждают, что снег нынче вовсе не вывозился, а просто растаял. Деньги, однако, были освоены. Или, например, есть у нас МУП один, который потребляет 10 миллионов рублей, имея штат 10 человек. В отчетах МУПа – исключительно дела общественных организаций. То есть общественники делают работу (бесплатно), а чиновники МУПа отчитываются и присваивают себе бюджетные деньги. Все это – сотни, если не миллионы рублей.
– Хорошо живут, наверное, чиновники.
– И хорошо отдыхают. Они даже в командировках, особенно заграничных, умудряются отдыхать. Ездят-то ведь по нескольку раз в год, и все за счет бюджета. При этом не везут оттуда никаких новаций, идей или предложений. Даже не отчитываются о поездке. А город тратит на эти вояжи сотни тысяч рублей.
– Добавим к этой картине взятки (а бизнесмены намекают, что в период правления предыдущего мэра откаты выросли в 6 раз), административные барьеры для малого и среднего бизнеса, создаваемые чиновниками, и получится, что вреда от них в сотни раз больше, чем пользы. Можно ли изменить ситуацию?
– Нет. В цивилизованном Сингапуре чиновников прилюдно секут на площади. В Китае расстреливают за злоупотребления, а у нас…
– Переводят в областное правительство.