Храмов много не бывает.

Редакция / Пятница, 19 декабря 2014 04:00

Находясь на острие проблемы, связанной с противостоянием жителей 7 и 15 кварталов строительству храмов, «Тольяттинский навигатор» встретился с благочинным Невского благочиния протоиереем , настоятелем храма во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского отцом Александром Здоренко.

От которого узнал о позиции представителей Русской православной церкви в данной ситуации, а также о том, сколько еще храмов требуется православным жителям Тольятти. Но сначала немного статистики. Подобно территориальному делению города на районы православная организация Тольятти также разделена согласно распоряжению архиерея митрополита Самарского и Сызранского Сергия на четыре благочиния. Центральное благочиние совпадает с административными границами Центрального района, на его территории действуют пять храмов и один (на территории ТГУ) будет построен. Часовен, домовых храмов и молельных комнат – пять (согласно информации http://pravoslavie-tlt.ru). Тихоновское благочиние включает в себя территорию Комсомольского района с пос. Жигулёвское Море, Поволжским и микрорайоном Шлюзовым. Здесь восемь приходов, домовых храмов и молельных комнат – три. В Преображенское благочиние входят кварталы Автозаводского района до границы с ул. Ворошилова. В нем один собор, семь храмов и пять домовых храмов и молельных комнат. Невское благочиние включает в себя 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21 кварталы и Медгородок. В нем пять приходов.
– Отец Александр, сколько сегодня в городе храмов?
– Катастрофически мало. В 1913 году в Ставрополе проживало 7 тыс. населения, но при этом действовало 7 храмов, служили 26 священников. Сегодня в Тольятти мы не то что не приближаемся к тем цифрам, мы даже к ним не стремимся. В России лучшим регионом по присутствию православных храмов является Мордовия. Там в среднем на каждые три тысячи человек построен один храм.

– Много ли людей приходят на службы в храмы вашего благочиния?
– В праздники люди в храмах не умещаются, в воскресные дни храмы полные, по будням народу не так много. В нашем приходе умещаются человек 150-180, но это когда храм полный. Поэтому у нас строится новый храм Александра Невского, он по проекту рассчитан на 450 человек.
– А есть какие-то нормы вместимости храмов?
– Есть. Четыре человека на квадратный метр. Эта норма возникла в советское время, в тридцатые годы прошлого века, когда храмы закрывали, разрушали. Тогда и было дано следующее указание: собирайте подписи против закрытия храма, сколько соберете, разделите их количество на четыре. И получите количество квадратных метров вместимости положенного храма.
Но в России существуют санитарные нормы и правила, в том числе и на проектирование и размещение храмов. Согласно СНиПу установлены нормы, что человек от дома до храма должен добираться за 20 минут. Вместимость же храма должна соответствовать 2% населения, присутствующего на данной территории. Например, на территорию, относящуюся к нашему приходу, приходится 60-70 тыс. населения.
– Откуда взята норма: один храм на 10 тыс. населения?
– Это не норма, это пожелание Святейшего патриарха Кирилла. Он отталкивается от того, что требуется православным. Это условная норма, выполнять которую нужно для того, чтобы люди не оставались без духовного кормления. И это средняя пропорция, которая сложилась в России. Мы к ней потихонечку… нет не идем, а только разворачиваемся.
– А каковы ваши пожелания?
– Я не могу сказать, что мы будем добиваться, чтобы в каждом квартале открыли по храму. Но храм должен быть приходским, а не «приезжим». Он для тех людей, кто живет поблизости. Молитва должна быть духовной потребностью человека.
– Почему не хватает домашней молитвы?
– Домашняя молитва не то чтобы не полная… В храме совершается церковное таинство. Поэтому храм должен располагаться в непосредственной близости от жилых домов... Вот на крестный ход, который мы совершаем на Пасху, приходят человек 800, конечно, наш храм не сможет вместить всех.
– А пришли бы больше? Сколько еще нужно городу храмов?
– Я думаю, если бы храм вмещал, приходили и больше. Мы постоянно пишем письма в мэрию о возможности выделения земли под храмы. Адресов как таковых нам никто не назвал, письма находятся в работе. Мы запросили участок в 20 квартале, но пока этот вопрос даже не обсуждается: есть вопросы с собственниками. Запрашивали в 21 квартале, там фактически места нет. В 16 квартале – сложности с хозяйствующими субъектами, запрашивали в 12 квартале, в 15-м вместо того участка, по которому идут споры с жителями. Но тот участок, что приглянулся нам, был уже продан. Реально в лучшем случае в новых кварталах начнется строительство двух храмов.
– Где в ближайшее время начнется строительство?
– На сегодняшний момент на рассмотрении в городской думе и мэрии находятся два земельных участка – в 12 и 16 кварталах. По Тополиной и по Свердлова. Это то, что было согласовано с мэрией. Получится ли у нас там или нет, я не могу сказать.
– На каких правах оформляется земля под храмом?
– Религиозным организациям земля передается в безвозмездное пользование на правах аренды. Если под каким-то храмом земля есть в собственности, значит она была оформлена до 2006 года.
– На какие средства ведется строительство храмов?
– Те храмы, о которых я знаю, строятся на пожертвования православных христиан и юридических лиц. По нашему строящемуся храму 85% – это пожертвования частных лиц, 15% – юридических. Ни муниципальные, ни областные, ни федеральные средства при строительстве храмов не используются.
– Во сколько обошелся храм во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского?
– Мы его строили в 2002-2003 годах. Один человек внес почти 80% пожертвований. Я не буду называть его имени, но он указан в числе других попечителей. На тот момент стоимость строительства нашего храма равнялась… стоимости строительства трехкомнатной квартиры. А в новый храм, который мы строим семь лет, вложено порядка 20 млн рублей. Все строители говорят, что он нам очень дешево обходится. Но это оттого, что люди понимают, что они строят, потому у нас накладные расходы – 0%, плановая прибыль – 0%. Когда составляются сметы, в них не закладывается ничего лишнего.
При этом религиозные здания не вступают в рыночный оборот. Их нельзя продать или сдать в аренду. Это так называемое «мертвое имущество».
– Как найти компромисс между жителями и церковью, когда первые против того, чтобы рядом с их домом строили церковь?
– Нужно слушать, слышать и объяснять жителям, что будет. Храм имеет кроме богослужебного предназначения еще социальное служение и общественное. Это почти что клуб по интересам. Для того чтобы храм осуществлял общественное служение, мы планируем на его территории детские площадки, и в 15 квартале такая площадка заложена, и в 14-м, и у нас. Мы ведь храм строим для жителей. Когда я вижу озлобленность жителей, я тем более себя убеждаю: храм здесь нужен, чтобы люди стали добрее.
Что делать, когда жители против? Я боюсь произносить эти слова «против храма», это такое клеймо, которое человек сам себе ставит... Мы готовы встречаться с жителями и объяснять им. Я хотел бы развеивать страхи, присутствующие у них. На момент общественных слушаний, а они проходили в соответствии с законом, вопросов у людей не возникало…
– Жители говорят, что для участия в слушаниях людей привезли с другой территории…
– Они сами не пришли на общественные слушания. Вы знаете инертность наших жителей. Нам часто кажется, нас это не касается. А потом есть еще одна особенность, которая, к сожалению, проявляется. Людей раскрутили изнутри, вызвав у них низменные чувства. Я встречался с жителями 15 квартала две недели назад, и мне обидно за этих людей, которые, простите, с оскалом злобы кричали на священнослужителей. При этом сегодня на том месте находится коммерческая стоянка автомобилей. Но люди вспоминают, что когда-то там была спортивная площадка. Не мы же ее разрушили!
Я в недоумении от того, что не было высказано ни одного серьезного аргумента против строительства храма. А все, что было сказано, от непонимания и от незнания того, что дает храм. Все эти возражения от непросвещения.
– Жители сегодня не то чтобы против храмов, а против уплотнительной застройки. Поэтому и создаются инициативные группы. Люди отмечают, что публичные слушания проводятся с нарушениями. В частности, их не информируют о проведении слушаний, на обозначенном месте под строительство не размещается информация о планируемом объекте.
– Перед проведением публичных слушаний жителям близлежащих домов в 15 квартале были почтой разосланы заказные письма о том, что их приглашают на общественные слушания. С точки зрения закона мы все исполнили. И если не выходить за его рамки, инициативная группа в таком случае должна оспорить решение мэрии о выделении земли, не мы же захватили этот участок. И пусть суд разберется. Когда инициативная группа писала письма в администрацию мэрии, губернатора и президента, к нам с проверкой приезжала прокуратура, и она отметила, что закон мы не нарушаем.
Я вас уверяю: неудовлетворенная потребность в храмах присутствует у тольяттинцев. Объясню почему. Мы не имеем права отказывать в совершении ряда таинств: причастии болящего, соборовании и др. Но я отказываю из-за нехватки времени в освящении жилья, машины. Это те требы, которые душа человека желает, но физически мы не успеваем. В нашем храме служат два священника и один дьякон. Нагрузка богослужебная – 4-5 литургий в неделю, это достаточно тяжело физически. В них мы включаем молебны о богохранении страны Российской, о граде сем, о властях, воинстве и православном народе. Мы просим, чтобы Господь мир в сердцах посеял, злобу источил. И во всех православных храмах так.

*Ольга Баркалова