В независимом профсоюзе «МОЛОТ» считают, что массовые сокращения работников на ПАО «АВТОВАЗ» проводятся незаконно, а истинный масштаб «оптимизации численности» замалчивается.

Непонятная утечка

Известие о массовом сокращении работников ПАО «АВТОВАЗ», прозвучавшее год назад из уст полпреда президента по ПФО Михаила Бабича, всколыхнуло тогда весь Тольятти. Ещё бы! Речь шла ни много ни мало, а о более чем 8000 сотрудников автозавода.Или почти 20% списочного состава. Случилось это после совместного заседания полпреда с тогдашним руководителем автогиганта Николя Мором. И хотя речь вроде бы шла о том, что якобы в результате реализации неких «спецпрограмм» никто не останется выброшенным за борт, непонятно, как вообще случилась эта утечка информации? Ведь практически тут же от неё стало открещиваться всё вазовское руководство.

Тут же появились сообщение, что-де сокращению подлежат только 740 сотрудников. То есть не 20%, а только 2% от 37 с лишним тысяч персонала, да и то из «непроизводственной сферы». Далее вообще начались невнятные рассказы, из которых выходило, что сокращены буквально единицы (26 человек). А в остальном «нужно приравнять численность персонала к количеству работы, которая есть на рынке». И да – никто, мол, не подвергнется никакому принуждению.

Приказ есть приказ

Рассказывает и.о. председателя независимого профсоюза «МОЛОТ» Алексей Краснов:

- Двадцатого февраля 2018 года на ПАО «АВТОВАЗ» был издан некий приказ №58 о сокращении численности рабочего персонала. После этого начались массовые вручения работникам уведомлений о предстоящем сокращении. И это сразу повлекло за собой нарушение закона о занятости населения…

«2. При принятии решения о ликвидации организации либо прекращении деятельности индивидуальным предпринимателем, сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя и возможном расторжении трудовых договоров работодатель-организация не позднее чем за два месяца, <…> до начала проведения соответствующих мероприятий обязаны в письменной форме сообщить об этом в органы службы занятости, указав должность, профессию, специальность и квалификационные требования к ним, условия оплаты труда каждого конкретного работника, а в случае, если решение о сокращении численности или штата работников организации может привести к массовому увольнению работников, - не позднее чем за три месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. Закон РФ «О занятости населения в Российской Федерации» от 19.04.1991 N 1032-1 ст. 25».

В службу занятости, по словам Алексея Геннадьевича, поступило лишь письмо, в котором говорилось о намерении сократить 740 человек. И то, не в декабре (а поскольку речь всё же о массовом сокращении - ноябре), а лишь в феврале. Только цифры. И никаких приложений с указанием ФИО, квалификации и прочего, как того требует закон. Не был соответствующим образом проинформирован и независимый профсоюз «МОЛОТ». Почему?

– Можно сразу разрушить интригу и сделать предположение, которое с большой долей вероятности окажется правдой, - продолжает Алексей Краснов. – По нашим данным, уведомления были вручены не 740, а нескольким тысячам человек. От трех с половиной, до пяти тысяч. А может быть, и больше…

На такую мысль руководство профсоюза натолкнул тот факт, что уж на 740 человек ПАО «АВТОВАЗ» при его штате юристов могло оформить все бумаги, что называется «без сучка и задоринки». А абстрактные цифры без фамилий дают возможность запустить процедуру сокращения в отношении огромного количества сотрудников. Просто сделав соответствующую отметку в личном деле. Впоследствии их можно уволить и в 2018 году, и в 2019-м, и в 2020-м… А можно и не увольнять. Пребывая под страхом грядущего сокращения и увеличения пенсионного возраста, человек сам, добровольно, предпочтёт либо уйти с «социальным парашютом» (пособием), либо на досрочную пенсию, если позволяет (пока позволяет) возраст. С остальными же можно поступать по собственному усмотрению.

Не похоже на законные действия? Да, не очень. Но:

- В прокуратуре заявляют, что да, административное правонарушение есть, - говорит и.о. председателя «Молота». – Но оно лежит в плоскости взаимоотношений между работодателем и государством. А с трудовыми взаимоотношениями работника с предприятием никак не соотносится.

Таинственное приложение

Однако самые дотошные работники ПАО «АВТОВАЗ» попробовали было уточнить: а на каком, простите, основании их намерены сократить? Им показали тот самый приказ №58. Первую страничку. Где русским по белому говорится об оптимизации численности работников в соответствии с приложением №1. «А как бы заглянуть в приложение?» – поинтересовались дотошные. Оказалось, что никак.

- Ни одному из тех, кого мы знаем, это самое приложение показано не было, - говорит Алексей Краснов. – А я подозреваю, что вообще никому. Мы пошли в суды. На каждом заседании мы требовали: предоставьте нам приказ №58 в комплекте с приложением №1, подписями, печатями, датой регистрации и т.д. Мы лишь хотим убедиться, что процедура сокращения легитимна. Ни разу, даже по требованию судей, это сделано не было. В лучшем случае предъявлялись какие-то фрагменты, как они говорят, «выкопировки». Но Трудовой кодекс требует, чтобы работник был информирован полностью!

В комментариях к ст. 81 ТК РФ прямо говорится: «Пункт 2 - сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя. Расторжение трудовых договоров с работниками по данному основанию является правомерным при наличии следующих условий:

а) сокращение численности работников или штата действительно (реально) имеет место. Это обстоятельство должно быть подтверждено приказом о сокращении численности или штата работников и новым штатным расписанием. При этом новое штатное расписание должно быть утверждено до начала проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников организации…»

Как говорится – занавес!

Следующая несообразность кроется в том, каким образом администрация определяет, кого именно сократить, а кого оставить – коллегиально, с созданием комиссии, либо работодатель решает это сам. Текущая редакция ст. 179 ТК РФ лишь гласит: «При сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией…» Но вот комментарии к статье уже вносят конкретику: «При решении вопроса о преимущественном праве при сокращении работодатель должен сравнивать квалификацию и производительность труда, а также иные критерии применительно ко всем работникам, занимающим ту или иную должность…»

- В суд работодатель представил лишь табличку без подписи печати, простую распечатку в которой говорится, что данный работник сравнивался лишь с его коллегами по производству, - говорит Алексей Краснов. – Это самое главное нарушение, допущенное ПАО. Конкретный пример: член «Молота» водитель-испытатель Елена Разубаева. Её при сокращении «сравнивали» только с коллегами по цеху №46. Не говоря уже об СКП или всём АВТОВАЗе, где водителей-испытателей просто огромное количество. Я спрашиваю: «У неё что, работодатель - цех №46? Не ПАО «АВТОВАЗ»? Их юристы в ответ «делают ироническое лицо». Или вот Кузнецов – слесарь-наладчик. Уж кого-кого, а наладчиков на ВАЗе чуть ли не больше, чем водителей. Но нет. Опять сравнивали по цеху. Сверху спустили цифры, велели сократить, в производствах «взяли под козырёк»…

По словам Краснова, суды массово стараются не замечать всех этих нестыковок. Лишь судья Евдокимов рискнул. Вынес решение в пользу независимого профсоюза и его подопечного Парфёнова, который, к слову, даже не был членом «МОЛОТа». Именно на основании некорректности сопоставления рабочих качеств сокращаемого лишь с его ближайшими коллегами. Увы. Апелляционный суд в Самаре предпочёл никаких нарушений не заметить и решение районного суда отменил.

Ну, граждане, кто хочет поработать?

По закону предприятие не может, даже при сокращении штатов, просто так взять и выкинуть работника за порог. Он должен сначала предложить ему другую работу. Об этом говорится в комментариях к ст. 81 ТК РФ:«Под другой работой согласно ч. 3 комментируемой статьи понимается как вакантная должность или работа, соответствующая квалификации работника, так и вакантная нижестоящая должность или нижеоплачиваемая работа, которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья.<…>Обязанность работодателя предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии означает также, что ему должны быть предложены все имеющиеся у работодателя в штатном расписании вакантные должности, как на день предупреждения работника об увольнении по сокращению штата, так и образовавшиеся в течение периода времени с момента предупреждения по день увольнения включительно. Иначе говоря, предложение сокращаемым работникам всех вакантных должностей должно осуществляться по мере их образования (например, в связи с увольнением того или иного работника, введением в штатное расписание новой должности) и столько раз, сколько вакантных должностей образуется. Предложение сокращаемым работникам вакантных должностей должно осуществляться по мере их образования не только в самой организации, но и в ее филиалах, расположенных в той же местности.»

Мы уже упоминали, незаконно уволенную 46-летнюю Елену Разубаеву, водителя-испытателя. Вот что она рассказывает:

- Мы ходили с подругой, смотрели. Везде говорят одно: «Нужны мужчины». Или мой возраст не устраивает…

- Мы это вакансиями не считаем, - комментирует Алексей Краснов. – По Трудовому кодексу эти предложения должны быть информативны. В данном случае есть лишь название, но ни сведений о зарплате, ни об условиях работы нет. У нас в практике есть вообще вопиющий случай. Женщине отказывают в признании у неё наличия профзаболевания, причём идут даже на грубую подделку документов, забыв, что предоставляли нам копии, и предлагают ей взамен тяжелые физические работы! Суды предпочитают этого не замечать.

Там меня научат?

Помните, в начале мы говорили о неких, обещанных увольняемым вазовцам, спецпрограммах? Лидер независимого профсоюза «Молот» Алексей Краснов рассказал, во что одна из них в итоге вылилась:

- При запуске массового сокращения ПАО «АВТОВАЗ» через регион были спущены средства для реализации программы переподготовки увольняемых сотрудников. Это вылилось в очередной фарс. Ту же Елену Разубаеву сначала учили производству работ на испытательном стенде. Затем 50 часов ей преподавали основы безопасности труда на …ПАО «АВТОВАЗ»! За эти 50 часов могли выучить, скажем, на пекаря, дать основы парикмахерской работы или что-то ещё, что реально позволит человеку хоть как-то прокормиться. Зачем человеку, которого выбросили за периметр завода, нужны знания по технике безопасности на производстве, где она уже не работает?! И за это, по моим данным, федеральный бюджет заплатил 32 тысячи рублей! А если умножить на количество сокращенных, а это где-то 1200 человек? Получается 40 миллионов – очень интересная и немалая сумма, которая заставляет задуматься: а нет ли тут банального отмыва денег? Не стоит ли правоохранителям поискать пресловутую коррупционную составляющую?

К слову о технике безопасности. По словам Сергея Егорова, депутата Самарской Губернской думы и электромонтера ПАО «АВТОВАЗ», после сокращений с ней очень и очень негладко.

- Раньше у нас в линейной бригаде в смену на обслуживаемый участок выходили трое: электромонтер и два слесаря, - говорит рабочий депутат. – Сейчас я один. И за слесаря, и за электрика. А ведь при производстве ряда работ с электричеством по той же технике безопасности работников обязательно должно быть двое – один страхует...

То, что АВТОВАЗ ещё не накрыла «эпидемия» несчастных случаев из-за всех этих сокращений – лишь необъяснимое везение, считают многие.И речь даже не о ремонтниках. Судите сами: на те работы, что в своё время были скопированы не с советских, а с капиталистических итальянских стандартов, выводят меньше людей, нежели требовалось всегда. Заметно меньше. Вместо 12 человек – восемь. Вместо восьми – шесть. А время на их производство сокращено. «ТН» уже писал о несчастном случае с маляром Жанной Богдановой. Поэтому упомянем о проблеме лишь как об одной из составляющей бесчеловечной «оптимизации» и попытаемся взглянуть на неё с иной стороны.

Кому это выгодно?

- Работников сплошь и рядом оставляют на 2-4 часа сверх положенного времени, - говорит Алексей Краснов. - Выводят в субботу, воскресенье. Я в суде спросил у начальника цеха Кудашова: «Сколько людей и с какого времени выводится?» В итоге выяснилось, что не хватает восьми человек! С 2017 года. Тем же испытателям звонят из отдела кадров и предлагают прийти, поработать пару месяцев…

Когда о сокращении 10 000 человек пишут в газетах – это вызывает у людей крайне негативную реакцию: «Да как же так? Как можно?»

А теперь представьте, что о том же самом говорит гендиректор на презентации перед акционерами? Сокращение – это не только уменьшение численности персонала. Это экономия фонда заработной платы. Даже со всеми доплатами тем, кого выводят сверхурочно – всё равно экономия. А значит… Правильно, рост доходов всё тех же акционеров. И если не бурные овации, то одобрительные аплодисменты у них эта новость вызвать способна. Но это лишь моё особое мнение.

Когда человека на работе третируют из-за его причастности к той или иной структуре – религиозной, политической или профсоюзной – это аморально. А когда этот человек – женщина, это аморально вдвойне.

Ну вот дождались: автоваз по итогам девяти месяцев наконец- то вышел в прибыль, и его рабочим обещана выплата новогодней премии. Аж по шесть тысяч рублей каждому!