Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
«Деловые качества» поддержали

«Деловые качества» поддержали

Проект федерального закона, подготовленный депутатом Самарской губернской думы Алексеем Красновым, одобрен профильным комитетом Губдумы

Заседание комитета по здравоохранению, демографии и социальной политике губернской думы прошло в назначенное время и в «очном» режиме, в отличие от комитета по законодательству и противодействию коррупции (об этом инциденте ТН писал в предыдущем номере). Среди прочих на его рассмотрение были выдвинуты две законодательные инициативы, которые подготовил Алексей Краснов. Обе из них касались внесений в Трудовой кодекс РФ. Это далеко не первые законопроекты, которые предлагает тольяттинский депутат-коммунист.

Даже председатель комитета, член «ЕР» Марина Сидухина не могла не отметить:

— У нас традиционно есть очень активные коллеги-депутаты. И сегодня мы рассматриваем законодательные инициативы Алексея Геннадьевича.

ПРО ОТПУСК

— Первая инициатива касается изменения в статью 114 Трудового кодекса, — представил свой законопроект собравшимся Алексей Краснов. —  Дело в том, что сейчас в Трудовом кодексе нет определения понятия «ежегодный основной оплачиваемый отпуск» целиком. Когда правоприменители его пытаются сформулировать в ходе практической работы, дефиниция происходит кумулятивно. То есть часть определений берётся из одной части Трудового кодекса, остальное – из других. Таким образом, каждый правоприменитель итоговую правовую норму формулирует для себя сам, если её нужно указать в каких-то внутренних, корпоративных, трудовых документах и так далее. Предлагается правоприменителям помочь и определение понятия дать прямо в Трудовом кодексе…

В редакции Алексея Краснова формулировка должна звучать так:
«Ежегодный основной оплачиваемый отпуск – это предоставляемый работнику ежегодный непрерывный оплачиваемый отдых в течение не менее 28 календарных дней подряд с последующим сохранением места работы и заработной платы».

Представитель облминтруда Светлана Симакова заявила, что у ведомства претензии лишь к слову «подряд». Мол, 125-я статься того же ТК гласит, что у работника есть право делить отпуск на части. Сергей Рыбалко из правового управления думы заявил, что в законопроекте он видит лишь компиляцию из статей ТК.

Но Алексей Краснов и не скрывал, что цель законодательной инициативы – именно техническая правка:

— У нас в праве вообще распространена такая практика, когда  существует базовая норма, а потом уже уточняют исключения.  114-я и 125-я статьи Трудового кодекса – это как раз норма и исключение. Потому что я трактую понятие «непрерывный» не в значении, что его нельзя разделить, а в значении, что нельзя работнику дать сегодня три, завтра четыре, а через неделю работы – ещё пять дней. Непрерывный – не значит «неделимый», это лишь означает, что работник действительно может отдохнуть, если намерен. Именно поэтому 125-я статья и говорит, что если работник захотел сам разделить свой отпуск на несколько частей, у него есть на это право. У него также есть право этим правом не пользоваться. Вот это и закреплено 125-й статьёй. Иначе мы столкнёмся с ситуацией, когда работник не сможет разорвать свой отпуск, даже если захочет. Именно поэтому формулировка 114-й статьи, которую я предлагаю, даёт императив непрерывности, а 125-я статья позволяет работнику по согласованию с работодателем  отказаться от этого права.

Я приведу в качестве примера 152 ФЗ: закон о персональных данных. Там дано определение: «Персональные данные – это данные, которые позволяют идентифицировать конкретную личность». Ну, куда уж общее?  В том же Трудовом кодексе 85-я статья персональные данные работника определяет совсем не так. Там персональные данные – это данные, которые «нужны работодателю для того, чтобы осуществлять оформление трудовой деятельности». Никаких же противоречий нет? Федеральный закон и Кодекс.

Мы говорим о том, что если есть какая-то ситуация, она должна быть урегулирована законодательно. У нас сначала ситуация, потом закон, а не наоборот. Все мы были работодателями. В том числе и я был работодателем. Возглавлял несколько организаций, сталкивался с этой ситуацией лично. Когда надо оформлять документы, то сослаться на одну норму Трудового кодекса гораздо проще, чем на 15 статей. Впрочем, депутаты от «Единой России» Амроян и Сомов логику коммуниста Краснова не восприняли от слова «совсем». У них была логика своя:

Рубик Амроян («Единая Россия»):

— Ну, принято 28 календарных дней. Отпуск. А что это слово поменяет? Или что это слово может создать? Каждый работодатель создаёт свою внутреннюю «кухню». Хочет – на неделю отпустит. Человек вообще не хочет уходить – силком должны? Обязательно должен уходить в отпуск? Я не вижу здесь изменений. Но если в Федеральном законе написано 28 календарных…  А какое ещё слово предоставить туда, записать, чтоб работодатель что-то изменил у себя? Я не вижу здесь…

Николай Сомов («Единая Россия»):

— … Мне, вот, например, непонятно, что такое: «непрерывный оплачиваемый отдых»? А работа где-то по совместительству во время отпуска? Работа на даче, работа где-то ещё – не на период отпуска, но по совместительству? Я думаю, она тоже потребует дальнейшего совершенствования этой формулировки и это будет не скоро…

Словом, на голосование было вынесено решение: не поддерживать законопроект и рекомендовать депутату Алексею Краснову отозвать его. За что комитет и проголосовал при одном голосе против и одном воздержавшемся.

ПРО «ДЕЛОВЫЕ КАЧЕСТВА»

Вторая законодательная инициатива касалась внесения изменений в статью 64 Трудового кодекса.

— Трудовой кодекс в настоящий момент содержит такое понятие, как «деловые качества работника», но при этом сам кодекс не указывает, что это за деловые качества, — пояснил свою инициативу Алексей Краснов. —  Это до определённого времени порождало злоупотребления со стороны работодателей, потому что каждый из них мог по-своему трактовать это понятие и ущемлять права сотрудника тем или иным образом. Например, упирая на то, что у того отсутствуют какие-то деловые качества, которые подразумевал конкретный работодатель. В 2004-м году Верховный суд Российской Федерации вынес постановление Пленума, где разъяснил, что именно подразумевать под деловыми качествами.

Собственно говоря, моя инициатива взята из постановления этого Пленума. Предлагается, чтобы формулировка в Трудовой Кодексе звучала следующим образом: «Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определённую трудовую функцию с учётом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определённой профессии, специальности, квалификации), личных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определённого уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли)».

Перечень при этом относительно закрытый, что позволит устранить неопределённость во взаимоотношениях работодателя и работника.

Светлана Симакова:

— Когда мы рассматриваем вопросы, адресованные нам работниками, часто руководствуемся этим постановлением пленума Верховного суда. Всегда ссылаемся на эту норму. Один маленький нюанс: пленум может внести какие-то корректировки, которые потом мы будем вынуждены транслировать уже в Трудовой кодекс.

Сергей Рыбалко:

— Мы полагаем, что законопроект может быть поддержан, но вместе с тем надо иметь в виду, что понятие «деловые качества работника» – это оценочное понятие и жёстких каких-то определений дать невозможно. Как раз, исходя из конкретных правоотношений, суды и решают вопросы. И пленум дал такое стратегическое направление рассуждениям по этому вопросу. Но вместе с тем, как попытка закрепить существующую судебную практику в Трудовом кодексе, она имеет право на жизнь. Если концептуально федеральным органом будет поддержана инициатива, то она может быть как-то скорректируется, а там и Верховный суд свою позицию сформулирует.

Рубик Амроян («Единая Россия», депутат):

— Я – рабодатель. Я принимаю решение о качестве моего работника. Дипломирован – не дипломирован… Вот пришел с высшим образованием, красным дипломом, не мог анкету заполнять. Как я его приму, как я отличу его красный диплом? Человек 10 лет, 20 лет работал, кроме вреда ничего не приносил. Он пользы производству не делал. Есть контракт. Каждый рабодатель заключает контракт со своим работником. При выполнении нового хау или чего – премируется, награждается. Или как-то принимается. Но для меня этот вопрос, скажем так, непонятен.

Николай Сомов («Единая Россия», депутат):

— Есть разные работы. Есть военачальник, командир подразделения, у которого своя специфика работы, есть нянечка в детском саду, у которой совершенно другая специфика. Один или два раза и военный может побыть нянечкой, а, с другой стороны, вот эти морально-деловые качества – они, в общем-то, в совокупности с профессиональными навыками и опытом создают определённое такое понимание. <…> Но, мне кажется, здесь вот не стоит сейчас тоже как-то вот копья ломать. Получается, что те нормы, которые сейчас есть в законодательстве, их достаточно. И чем больше мы будем каких-то вот жёстких граней выставлять, тем, наверное, мы сильнее будем ухудшать положение той и другой стороны. От этого трудовые отношения будут страдать.

Алексей Краснов (КПРФ, депутат):

— Что касается жёстких норм, вы, наверное, невнимательно читали пояснительную записку. В ней есть два слова «например». Сергей Сергеевич (Рыбалко) правильно сказал: в данном случае пленум Верховного суда задал вектор. Два неких направления. То есть речь идёт о профессионально-квалификационных качествах, и второй вектор – это личностные качества работника. А уж что вы понимаете – как работодатель – под этими двумя направлениями?.. Вот вам Верховный суд предложил на выбор шесть параметров. Если они вас не устраивают, он на всякий случай рядом поставил два слова «например», чтобы вы могли и другие качества оценивать. И уж потом, если работник будет недоволен придуманными вами седьмым, восьмым и девятым качествами, тогда конкретный суд конкретно и решит этот вопрос. Это первое.

Второе касается самого вот этого принципа. Да, вы говорите: есть законодательство. Оно, мол, есть и есть, и не надо его изменять, иначе что-то там произойдёт. Поймите, у нас есть понятие, но нет его определения. Это всё равно, что дать человеку паспорт, но в нём не будет указан номер. Аналогия полная: есть нечто, но, что это такое – неизвестно. Поэтому надо либо норму уточнять, либо, как в Римском праве, – убирать. Давайте тогда уберём понятие «деловые качества работника» из Трудового кодекса. Тогда не будет связанных с ним проблем.

А что касается порядка уточнения… 16 лет прошло с 2004-го года. На дворе 20-й год. Если бы  Верховный суд хотел какие-то детали там уточнить или прояснить, он бы уточнил, и у нас было бы ещё одно определение. Его нет, значит, существующая практика оптимальна для того, чтобы принять новый законопроект…

Проект решения комитета: «поддержать концепцию проекта федерального закона «О внесении изменения в статью 64 Трудового кодекса Российской Федерации», направить законопроект в Совет законодателей РФ для дачи экспертного заключения» был принят большинством голосов.

АНДРЕЙ СЕРГЕЕВ

КОММЕНТАРИЙ

АЛЕКСЕЙ КРАСНОВ, ДЕПУТАТ САМГД, АВТОР ЗАКОНОПРОЕКТОВ:

— Всё то же самое. Серьёзной аргументации против своих законопроектов я не видел и не вижу. Законопроект про ежегодный отпуск носил характер чисто технической правки. Извините, я не буду повторять свою аргументацию – я всё сказал на комитете. Но нет, не принят. Как мне представляется – чисто по политическим основаниям. Возможно, существует некая квота на законопроекты, выдвинутые коммунистами, и свыше определённого количества единороссовское большинство в губернской думе их не пропустит.

Закрыть меню