Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Не жуй, не кури

Не жуй, не кури

Самарская губерская дума ужесточает контроль над «некурительной никотиносодержащей продукцией»

Большая часть минувшего заседания комитета по законодательству Самарской губернской думы была посвящена острейшей проблеме последнего времени – увлечению детей так называемыми «снюсами» — некурительными никотиносодержащими смесями.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Напомним. После рекламы этой заразы одним из популярных певцов по стране покатилась волна снюсовой эпидемии. Школьники правдами и неправдами доставали заветные сосательно-жевательные «конфетки» с никотином. Начались аллергии, дерматиты, передозировки, отравления, смерти. Но и тем, кто избежал больничной койки и клизмы, повезло не больше. Дети, что называется, «подсели» на никотин. Который, как ни крути, а является наркотиком. Следующим шагом после «трешевых» доз никотина нередко становятся наркотики «потяжелее»…

Родители школьников и педагоги подняли шум: детей надо спасать! А как это сделать? Продукция легально продавалась в табачных киосках и отделах. Нет, естественно, ни один продавец в здравом уме не продаст подростку не то, что сосательный снюс, но и простые сигареты – больно уж велик штраф. Но мало ли у нас «доброхотов». «Дяденька, купи!» А дальше следует легенда о заболевшем отце, «дяденька» идёт и покупает. А то и безо всякой легенды. Детские правила и запреты в последнее время не в чести, мы всё больше о детских правах рассуждаем. Да и многие подростки зачастую выглядят так взросло, что им что угодно продадут без паспорта.

По родительским сообществам в мессенджерах гуляли страшилки о дилерах, бесплатно раздающих опасные «конфетки» малышне.

Словом, шум поднялся изрядный.

САМАРСКИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬ ОТРЕАГИРОВАЛ

На губернском уровне решили внести изменения в законодательство, дополнив его категорическим запретом на продажу несовершеннолетним «некурительной никотиносодержащей продукции». А заодно обосновали, что это, собственно, такое: «некурительная никотиносодержащая продукция – смеси для орального потребления (жевания, сосания), содержащие никотин и другие ингредиенты (растительные волокна, древесина) и (или) целлюлозу, ароматизаторы, консерванты, пищевые красители и  продукты (леденцы, мармелад и другие), в состав которых не входят табак и (или) сырье для производства табачных изделий».

Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Самарской области рекомендовано «продолжить внеплановые выездные проверки по выявлению и изъятию некурительной никотиносодержащей продукции, проводить мониторинг наличия в реализации некурительной никотиносодержащей продукции на предприятиях торговли и общественного питания».

В ближайшие дни губернская дума оформит решения комитета уже законодательно.

…ЖДЁМ МОСКОВСКОГО

Понятно, что мера – временная, но все ждут, что Госдума вот-вот примет закон о жевательных, сосательных и прочих бездымных никотиносодержащих веществах. В смысле – полностью и навсегда запретит их продажу по всей стране. Поскольку региональные парламенты такими полномочиями не обладают.

Правда, в последние дни муссируется информация, что там, «наверху», решают вопрос с продажей вейпов и прочих электронных сигарет, а также жидкостей к ним в автоматах по типу продажи прохладительных напитков. Но только за безналичный расчёт. Типа: есть электронная карточка – значит уже восемнадцать исполнилось. Гм… Можно подумать, мало подростков имеют доступ к кредиткам родителей. А если вспомнить «доброхотов» и легенду о «больном отце»…

Во всяком случае, самарские законодатели сделали всё, что было в их праве, и достаточно оперативно. Осталось дождаться решения из Москвы о полном запрете на снюсы.

В ИНТЕРНЕТЕ ЗАПРЕТЯТ РАССКАЗЫВАТЬ О НАРКОТИКАХ

Кстати, на данном же заседании обсуждался и единогласно был одобрен федеральный законопроект об усилении ответственности за размещение (распространение) информации о наркотических и психотропных веществах через Интернет. Старшее поколение, конечно, ещё помнит, как во время «полусухого закона» исчезали из показа фильмы, где герои употребляли крепкие, креплёные и разбавленные напитки. Как на заре борьбы с курением не показывали всенародные «17 мгновений весны» из-за Штирлица, явно не знающего, что делать с сигаретой, но постоянно сующего её в рот.

Однако депутат Самарской губернской думы – тольяттинский коммунист Алексей Краснов считает, что и борьба со снюсами, и запрет на пропаганду психотропных веществ должны в итоге вылиться в системную борьбу против всех веществ, наносящих урон здоровью нации. Ему и слово.

КОММЕНТАРИЙ ДЕПУТАТА СГД АЛЕКСЕЯ КРАСНОВА:

— Я считаю, что у нас в стране слишком мягкое законодательство, регулирующее оборот наркотических и психотропных веществ.  Я имею в виду ту его часть, которая содержит «информационные и культурные» аспекты. Что я имею в виду?

Сейчас объясню. Помните советские брошюры 50-х годов, посвященные борьбе за трезвость. В них официальное определение алкоголя (именно С2Н5ОН – этилового спирта) гласило, что это наркотическое вещество. Затем уже в Советском Союзе, к сожалению, постепенно-постепенно начала происходить трансформация в определении того, что такое алкоголь. Появились уже «алкогольные напитки». И алкоголь «тихой сапой» перестал быть наркотическим веществом. Сначала с точки зрения словарных определений, а потом и с точки законодателей. А должно быть наоборот. Культура, наука и общество должны бороться со злом. Будь то коррупция, алкоголь, насилие в семье… В любом случае.

Так вот. Мы всё время крутимся вокруг одних и тех же вещей. По большому счёту должны быть запрещены к свободной продаже любые препараты, которые могут нанести урон здоровью человека. Законодатель борется же с низкокачественным алкоголем. Постоянно повышаются цены на водку, на коньяк, чтобы показать людям: не может настоящий коньяк стоить 200 рублей литр, это абсурд.

Повторюсь, о каком бы алкоголе или психотропном веществе мы не говорили, мы должны понимать, что данная борьба должна разворачиваться вокруг локализации употребления такого вещества. Это как наркотики: легально можно лишь в больнице колоть. По назначению врача.

Действуя именно в этом направлении, сегодня мы одобрили федеральный закон, в котором говорится, что нельзя вообще никакие психотропные вещества пропагандировать в интернете.

В ходе заседания мы выяснили, что вот, например, не существует запрета на пропаганду психотропов в песнях. Но ведь песня – мощный инструмент воздействия на психику человека. С песней «Иду, курю» никакая «Анна Каренина» рядом не стояла. Короче, я считаю, что пропагандировать психотропы нельзя! Не только через интернет, но и через СМИ, и через книги.

— Пелевин, похоже, «попал» со своими романами…

— Ну, у Пелевина на обложках романов написано «18+». Хотя этого, конечно, мало для защиты общества от влюблённо-нежных описаний последствий употребления кокаина. Сила слова, сила образа зря недооценивается. У меня был эпизод в детстве… Я как-то посмотрел мультфильм про обезьянку Анфису и девочку Веру. Я не помню уже сколько мне было: может, три, может четыре года. В мультфильме обезьянка пошла с девочкой в детский сад и там начала есть мыло. А потом пускать изо рта пузыри. Надо понимать: маленький ребёнок всё воспринимает буквально. Посмотрев мультфильм, я сделал вывод, что если съесть мыло, будут изо рта идти пузыри и будет весело. В результате я пошёл в ванную, взял мыло и попытался его съесть. Со всеми «вытекающими последствиями» в виде отравления. Мораль: когда что-то демонстрируешь ребёнку, это в итоге обязательно претворится в действие. И речь идёт не только о детях… Поэтому, когда Пелевин рассказывает про употребление мухоморов или кокаина…

Думаю, Пелевин не имел сознательной цели цели пропагандировать наркотики и психотропы. Просто каждый писатель или художник хочет прославиться. Но кто-то пишет шедевр, который остаётся на века, а кто-то идёт на площадь и приколачивает свои тестикулы к брусчатке. У каждого своё понимание пути в Историю.

Вот, скажем, зачем пишется песня про психотропы? Первое соображение – ради «хохмы». Человеку хочется приколоться, а потом вдруг песня начинает жить по своим законам, хотя такого замысла автор перед собой не ставил, но он виноват перед обществом тем, что дал жизнь своему «уродцу». У молодых авторов вообще чувство социальной опасности снижено. Они считают: «Да ладно! Всё нормально! Чё такого?! Это же просто песня». Молодости свойственен эгоизм, который нужно перенаправлять, сублимировать…

Второй случай, что гораздо чаще и гораздо хуже – это когда какая-то бездарность хочет прославиться. И никакого другого способа, кроме как привлечь хоть как-то внимание, у неё нет. Поэтому начинает писать, например, про наркотики. Такой горе-автор понимает: если будет скандал, то про него заговорят. Пусть и плохо, но «синдрому Герострата» уже тысячи лет, и мало что поменялось в людях за эти годы.

Третий вариант – конспирологический. Некоторые песни про психотропы специально пропагандируются в обществе, чтобы нанести максимальный урон нашей стране, нашему будущему. Не секрет ведь, что песня Цоя «Перемен!» и Газманова «Свежий ветер» были не просто песнями. Это были драйверы общественного и государственного переворота. Писались и «крутились из каждого утюга» они так же целенаправленно, как и книги Солженицына про ГУЛАГ.

— Возвращаясь к тому, о чём сегодня так много говорилось на комитете по законодательству относительно снюсов, прочих никотиносодержащих жевательных и прочих смесей, как вы считаете, раньше надо было бить тревогу?

— Конечно! Я рад, что родительское сообщество, или, как я всё чаще говорю в последнее время, – то самое гражданское общество – самоорганизовалось и дало отпор явлению, которое вот-вот могло перерасти в полномасштабную беду. Нам осталось только подключиться и законодательно всё это оформить.

Андрей Сергеев

Закрыть меню