Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
«Прибрежный парк» десять лет спустя

«Прибрежный парк» десять лет спустя

или

Это наша корова и мы её доим!

ОКОНЧАНИЕ. начало в №38 (533) от 28 ноября

Застройщик, создавший проблемные объекты и измучивший дольщиков, продолжает издеваться над людьми, сменив амплуа на товарищество собственников жилья. Жители «Прибрежного парка» как будто застряли в 90-х годах прошлого века: они не могут избавиться от председателя ТСЖ, ЖСК и ТСН в одном лице и его «бригады», которые не устают «доить» их с самого начала строительства дома.

В нашу редакцию обратилась инициативная группа жителей дома №17а на улице Спортивной. Их коллектив едва вместила наша небольшая редакция. Негативных фактов обмана, коррупции, услышанных от них, – ещё больше. Разговор длился более двух часов. Все слова жители подкрепляли документами. И на протяжении всего этого времени автора этих строк не покидали одни и те же мысли: «Это же беспредел какой-то! Ведь всё случившееся произошло не в 90-х годах прошлого века. Разве такое может быть?!!» Однако, как оказалось, может. Потому что мы с вами, дорогие тольяттинцы, до сих пор живём в «бандитском» городе. И так его называют не сами жители, а руководители правоохранительных органов.

В прошлом номере мы рассказали о том, как проект застройки Прибрежного парка, реализуемый под эгидой партии «Единая Россия», «накрылся медным тазом». О том, с каким трудом инициативная группа единственного возведённого дома (из трёх) добилась сдачи в эксплуатацию своей многоэтажки. Однако на этом проблемы у жителей на Спортивной, 17а отнюдь не закончились…

В №38 (533) от 28 ноября «ТН» мы прервали повествование жителей на том, что после сдачи дома в эксплуатацию в 2014 году правление ТСЖ «Западная Пальмира» предложило собирать целевые взносы на достройку в размере 3 600 рублей с квадратного метра.

На что ПОШЛИ ЦЕЛЕВЫЕ ВЗНОСЫ?

— Мы взбунтовались, – продолжают рассказ представители инициативной группы собственников со Спортивной, 17а. – Ведь дом введён в эксплуатацию – раз. Причем введён благодаря нашим усилиям – два. Деньги за квартиры выплачены целиком у большинства дольщиков – три. А вместо чистовой отделки мы получили хуже чернового варианта – четыре.

Правление, казалось, услышало нас и… снизило взносы до 1 200 рублей с квадратного метра. В общем, есть у тебя квартира площадью 100 «квадратов», готовь 120 тыс. рублей. Многие из нас уже вложили все свои сбережения в эту бесконечную стройку и денег не имели. Тогда правление ТСЖ в лице его председателя Ткачёва подало на должников в суд. Суд мы проиграли, ведь есть решение общего собрания – платить целевой взнос. А общее собрание – это высший орган управления ТСЖ. И для данного суда совсем было не важно, каким образом оформлялись протоколы и бюллетени на его решение.

Таким образом, правление ТСЖ впервые и по-настоящему показало собственникам свой «оскал», который вначале скрывался за и без того не слишком любезной улыбкой. (            Правление — это сам Ткачёв и его неизменные помощники, помогающие «патрону»в его деяниях: Александр Попов, Ирина Черных, Дмитрий Сметюхов, Роман Астахов, Евгений Павленко, Виктор Литвинов, Роман Мустакаев.) Многим собственникам пришлось оплачивать целевой взнос по решению суда через удержание части, а то и половины пенсии или зарплаты.

Однако мы не заметили, чтобы в доме были выполнены какие-то работы по благоустройству на собранные с нас деньги. Более того, мы знали, что у части жителей не была полностью оплачена стоимость квартиры. Нам удалось увидеть эти списки на более чем 20 млн рублей. Целевые взносы на достройку аккумулировались на счёте ЖСК. И этими деньгами распоряжался и распоряжается Ткачев. Он нам в открытую говорил: «Мы этот дом построили, мы и будем вас «стричь». Все принесёте деньги мне в клювике». И несли.

Более того, Ткачёв распоряжался правом: с кого взять целевой взнос, а кому его можно простить. Кроме него и его приближенных в ТСЖ больше никто не знает, сколько целевых денег он собрал. В прокуратуре на очной ставке с нами он как-то сказал, что это порядка 7 млн рублей и что ими он рассчитался с подрядчиками. А на вопрос, с какими, ответил: забыл.

По нашим запросам полиция проверяла счета ТСЖ и ЖСК. И мы знаем, что со счёта ЖСК перечислялись миллионы рублей как частным лицам, так и организациям, которыми владеют «друзья» Ткачёва. Так под отчет Артёму Артемьеву (он был прорабом у застройщика) выписывали деньги от 200 тыс. до 1 млн рублей. И это после сдачи дома в эксплуатацию. На наш дом выделено 4,9 млн рублей из бюджета Самарской области. Куда они ушли? Мы тоже не знаем. Региональная власть помогла жителям нашего дома: дом сдан в эксплуатацию. Но «иго» для большинства из нас на этом не закончилось.

ПЛАТИ! и точка

Первые жители заселились в наш дом в 2012-м. Ждать мочи больше не было: многие продали жильё и все деньги вложили в строительство в Прибрежном парке. Жили на съёмных квартирах.

На тот момент автономная котельная ещё не была запущена. Обогревались новосёлы от электричества. А должникам, не оплатившим целевой взнос, Ткачёв обрезал провода. Несмотря на то, что на дворе зима…

А потом запустили котельную. Сначала обогревались от привозного газа. Установили два нержавеющих резервуара для сжиженного газа, каждый стоимостью с трёхкомнатную квартиру. После того, как был проведен газопровод, резервуары бесследно пропали. Пытались мы выяснить, куда они делись, подали заявление в полицию, но там нам сразу сказали, что емкостей никто не найдёт. А ведь это не иголка в стоге сена!

Есть у нас такое мнение: раз не удалось с жителей «слупить» 17 млн «на газопровод», то решили с нас содрать те же деньги, но другими способами. Так и родились эти целевые взносы. А затем и другие поборы.

Несмотря на то, что на доме своя котельная, мы платили за отопление по 28 рублей с квадратного метра! Нам объясняли: это, мол, так потому, что платят не все, а платить нужно. Лишнее обещали вернуть, «как только все платить начнут». Но на дворе 2019 год, и никто не рубля не вернул. Позже лучшим объяснением высоких платежей был аргумент, что мы платим «не больше, чем в городе». Только вот никто не учитывал, что в городе нет домов с собственной котельной.

Более того, тех, кто не живёт в своих квартирах, Ткачёв заставил платить за воду и отопление по нормативу. Дело в том, что на общем выводе труб в квартирах у нас были установлены счётчики. Потом во многих квартирах они исчезли. Через городскую газету в их пропаже обвинили женщин «серебряного возраста» из нашей инициативной группы. Астахов (он по документам «обслуживает» котельную) подал заявление в полицию, что якобы видел, как бабушки выбивали двери помещения и сворачивали счётчики. Теперь же, апеллируя к отсутствию счетчиков, правление ТСЖ присудило людям, не живущим в купленных квартирах, платить за коммуналку по нормативу. Прокуратура данное решение поддержала. И, пользуясь этим, собственникам избирательно выставляют «круглые» счета.

дорого и очень дорого

Вообще, мы отдаём за жилищно-коммунальные услуги ровно столько, сколько пожелают Ткачёв  сотоварищи. Так, за работу дворника и уборщицы мы первое время платили через кадровое агентство. Знаете, сколько? Около 700 тыс. рублей в год! На одном из собраний мы подняли этот вопрос. Надо ли говорить, насколько людей взбудоражила эта тема! Обслуживание котельной тоже стоит недёшево – 70 тыс. рублей в месяц. Это независимая котельная. Подобно тем, что отапливают частные дома, только мощнее. В ней даже никто не присутствует. Котельную при этом никто и не ремонтирует, а тысячи рублей платим мы, жители. Монополию на котельную как всю документацию удерживает роман Астахов.

Квитанции нам печатают как будто на папирусе! По заключенному Ткачёвым договору мы заказываем их через Ассоциацию «ОПП». Это стоит в семь раз дороже, чем в «Квартплате-24».

Президент Ассоциации «ОПП» Солдатов тоже хороший знакомый нашего председателя ТСЖ. Все платежи за коммунальные услуги стекаются в его ассоциацию. А куда уходит далее, нам неизвестно.

В 2015 году, после сдачи дома в эксплуатацию мы начали массированно давить на Государственную жилищную инспекцию и на полицию с целью проведения проверки законности начисления квартплаты. Тогда Ткачёв показал на общем собрании экономию по дому. Сумма оказалась приличной – 2,8 млн рублей. Вместе с тем, он тут же вынес решение – направить эти средства на спецсчет по капремонту, на благоустройство дома и на монтаж камер видеонаблюдения. Та же сумма экономии складывалась и в последующие годы. Но на вопрос, где деньги, Ткачёв отвечает неизменное: на данный момент на счетах ТСЖ и ЖСК этих средств нет.

Любая статья расходов в нашем ТСЖ увеличена в 2-3 раза. И что самое интересное, всё это оказывается законно: договоры заключены, решение общего собрания имеется. Только подписи-то мы не ставим в бюллетенях голосования! И до сей поры ничего изменить не можем, обращаемся в прокуратуру, в полицию. Глухо!

Последняя капля

Волна возмущения достигла своего апогея в 2017 году, когда нам были выставлены счета за капремонт. По факту мы должны собирать на капремонт только с 2022 года, а Ткачёв влепил раньше на пятилетку! От 200 до 500 рублей в месяц с квартиры. В доме, напомним, 159 квартир. Платили мы месяцев 4-5. Неплохо, да? Люди возмутились, написали в прокуратуру. Пришло предписание – отменить сбор средств на капремонт. Отменили. Но оплаченных денег Ткачёв никому не вернул, даже по решению суда. А потом и вовсе председатель ТСН оформил перенос возврата денег за капремонт как принятое на общем собрании решение на 2022 год.

В наших платёжках кроме капремонта есть ещё и строка «вознаграждение председателю». Оценил свою работу Ткачёв в три рубля с квадратного метра. Решение собственников было принято так же, как и все другие — «на коленке». Сегодня Ткачёв подает документы, что он владелец 39-й квартиры, хотя сам живет в 40-й. Правда, квитанции в этой квартире долгое время выставлялись на имя А. Анкудиновой. А 39-я квартира принадлежала ранее Дмитрию Б. Но прежний собственник уступил свою квартиру Ткачёву. А тот взамен за услугу «простил» ему целевые взносы и выдал ключи от другой квартиры. Затем Ткачёв объединил две квартиры в одну. При этом, начиная руководить ТСЖ, Ткачёв не имел ни метра жилья в собственности.

Будет ли свет в конце туннеля?

Мы считали, что конец всем нашим бедам придёт после переизбрания Ткачёва. И вот в апреле 2019 года провели своё собрание и выбрали нового председателя товарищества собственников недвижимости Ольгу Пискарёву. Все процедуры мы провели и оформили в соответствии с Жилищным кодексом. Ходили по квартирам, опрашивали людей, собирали подписи. За смену председателя высказались собственники 96 квартир – большинство.

Хотели выдохнуть, да не получилось. Не прошло и месяца, как Ткачёв, не считаясь с мнением собственников, игнорируя решение судов, которые обязали его передать документы новому правлению, подал документы на регистрацию себя в качестве председателя нового ТСН. Получив отказ, он тут же переписал документы на Литвинова. И опять всё прокатило! Литвинов тут же выдал Ткачёву доверенность на ведение дел.

И вот на сегодняшний момент мы опять вернулись в исходную точку. Нам говорят: проведите новое собрание. Мы его проведём, но Ткачёв вновь нам не отдаст документов. Мы пойдем в суд, а суд решит, что Ткачёв председатель. И никто не обращает внимание на то, что люди давно не хотят видеть Ткачёва ни в председателях ТСН, ни в правлении. Нас же как будто никто не слышит!

А что полиция?

Ситуацию на нашем доме знают все правоохранительные органы города и области. У кого мы только не были на приеме! Ахмедханов (Хейрулла Ахмедханов – начальник Управления МВД России по Тольятти. – Прим. ред.), Москалёв (Альберт Москалёв – бывший прокурор города. – Прим. ред.), Каткова (Виктория Каткова – руководитель Государственной жилищной инспекции Самарской области. – Прим. ред.), Винников (Александр Винников – глава ГУ МВД России по Самарской области. – Прим. ред.). Один нам говорит, что ж вы хотите, если Тольятти — «бандитский» город. Другие выражают мнение, что и они, и закон полностью на нашей стороне. Спускают распоряжения в город. А в ответ – тишина. Хода делу нет.

Москалёв попытался сдвинуть дело с мёртвой точки. Он издал требование об устранении нарушений федерального закона, допущенных в ходе доследственной проверки, и поставил перед полицией задачу — отчитываться перед нами каждую неделю. А вообще, за время разбирательства поменяли 15 (!) следователей.

С бумагой от Москалёва поехали мы к Винникову. Он говорит, нужно открывать уголовное дело. Но у нас в Тольятти всё тормозится! Через правительство РФ записываемся на прием к Колокольцеву (Владимир Колокольцев – глава МВД РФ. – Прим. ред.). Как только мы в МВД передали документы в электронном виде, как в группе в «Вайбере» (телефонная соцсеть. — Прим. ред.), созданной Ткачёвым, появляется запись, мол, представители инициативной группы записались на приём к вышестоящим чиновникам МВД, и сейчас наш дом опять будут будоражить «неуёмные бабушки». Пойдёт, дескать, полиция по квартирам – двери не открывайте… И развернулось обсуждение на 400 комментариев.

Полиция по квартирам всё же пошла. С одним вопросом: чем вас не устраивает Ткачёв? Вот, представьте, приходит к вам человек в форме с вопросом, чем вас не устраивает председатель ТСЖ? Говорят, чтобы услышать нужный ответ, необходимо правильно сформулировать вопрос. Что и было сделано. Потом нам было сказано, что сотрудники ОБЭП обошли 33 квартиры, и не в одной им жители не сказали, что недовольны работой Ткачёва. Позже стало известно, что на приём в Министерство внутренних дел нас не записали, документы спустили в Тольятти. И на основе поквартирных опросов в Москву ушло: Ткачёв целевые взносы взимал законно. Но на что были потрачены, по-видимому, никого не интересовало.

Мы проигрываем сегодня все суды, потому что, считаем, есть сговор. По нашему дому нарушений –множество. И множество неоспоримых документов, которые не учитывают правоохранительные органы, что тоже наводит на определенные выводы. Это и требование прокурора города Альберта Москалева, и решение Верховного суда, и изъятие правоустанавливающих документов, и двойная продажа квартиры. Почему полиция молчит?

Нас Винников спрашивал: «А вы видели, чтобы Ткачёв брал деньги?» Конечно, видели, если сами их ему отдавали. Есть копии квитанций. А следствие нам отвечает: оригиналов нет. У Ткачёва нет оригинальных документов отчёта. Не вёлся отчёт?! За это его штрафуют, и всё! Получается, раз нет документов, значит и нечего расследовать?! Материально ответственное лицо не вело учёта? Так на это есть статья Уголовного кодекса. В Следственном управлении нам сказали: если не восстановит документы в течение трёх месяцев, – будет уголовное преследование. Дело завели, а потом «развели».

Когда новенькие дознаватели начинают знакомиться с ситуацией по нашему дому, непременно восклицают: за это – срок согласно УПК, за это и за это. Потом докладывают своим руководителям, пишут бумаги и всё – ти-ши-на!

Сегодня мы обращаемся во все инстанции и просим придать гласности ситуацию, сложившуюся на нашем доме. Мы обратились к нашему депутату Дмитрию Колотурину, обратились к депутату Самарской губернской думы Алексею Краснову. Мы надеемся, что депутаты помогут восстановить справедливость.

Глеб Орлов

Закрыть меню