Navigator News

16+

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
История одной провокации

История одной провокации

Приватизация МП «Рынок «Кунеевский» в Тольятти набирает скандальный оборот: депутат Иван Попов решил приписать главе города Анташеву идею о продаже единственного в Тольятти прибыльного муниципального предприятия.

На минувшей неделе в тольяттинской думе полыхнул грандиозный скандал, который моментально выбрался за стены городского парламента и пошел гулять в СМИ и социальных сетях. Крайними, как водится, приказали назначить коммунистов, которые решили помешать продаже в частные руки единственного прибыльного муниципального предприятия. Как только в тему вмешался губернатор Азаров, фракция «Справедливой России», выступившая с инициативой приватизации «Кунеевского», «отскочила» в сторону: Иван Попов начал убеждать СМИ, что «Кунеевский» предложил приватизировать глава города Сергей Анташев.

Несостоявшаяся дума

Началось всё в среду, когда должно было состояться очередное заседание думы. Поначалу всё шло гладко – регистрация, внесение дополнительных вопросов… Хотя нет. С дополнительных всё и началось. Фракция КПРФ внесла предложение в повестку дня – вопрос о деприватизации рынка «Кунеевский». По мнению народных избранников, решение о приватизации этого единственного прибыльного муниципального предприятия (МП) было принято впопыхах. С перевесом в один голос их предложение не прошло. Тогда лидер фракции КПРФ Ольга Сотникова попросила дать положенное по регламенту время для проведения консультации. В этом коммунистам тоже было отказано. Тогда все 17 членов фракции покинули зал, чтобы решить для себя: как поступить в данной ситуации.

И вот тут заместитель главы города Алексей Бузинный первым произнёс ключевое слово в последующей травле коммунистов:

— Коллеги, у нас с вами БЮДЖЕТ! Давайте его рассмотрим!..

К слову, в достаточно насыщенной повестке дня главный финансовый документ города как таковой не рассматривался. Не настало ещё время. Лишь только уже утверждённые и перераспределённые поправки в текущий бюджет 2019-го года. Но слово было произнесено, услышано, а впоследствии растиражировано.

Но это впоследствии. Пока же шёл вынужденный перерыв. Члены остальных фракций и кое-кто из администрации вовсю занимались бесплатным самопиаром – камеры-то для трансляции включены. «Красных» склоняли направо и налево, вслух рассуждали, какой каре их предать и так далее. Затем посчитали присутствующих, сошлись на том, что кворума нет, и всё же решили объявить полноценный перерыв.

Спустя некоторое время зал вновь наполнился. От фракции КПРФ пришла только её руководитель Ольга Сотникова и попыталась воспользоваться правом на заявление. Получилось не сразу, но слово ей всё-таки предоставили. Однако как только Сотникова дошла до слова «Антанта», назвав так тройственный союз, который, по мнению коммунистов, заключили против них три остальные фракции, в зале начали шумно обижаться. Причём так шумно, что руководитель фракции КПРФ была не в состоянии перекричать шум. Сотникова вновь покинула зал. Заседание оказалось сорванным.

И тут вступил глава города Сергей Анташев, заявивший, что федеральные деньги из города теперь уйдут. Правда, когда он говорил фразу «НЕ ОСВОЕННЫЕ ДО КОНЦА ГОДА», многочисленных журналистов и блогеров поразила странная глухота, позволившая позднее сделать ложный вывод, что раз ушли коммунисты, то город автоматически лишился средств из федерального бюджета.

Время собирать пресс-конференции

Первыми перед прессой выступили руководители меньших фракций в думе г.о. Тольятти: Дмитрий Микель («ЕР»), Иван Попов («СР») и Евгений Архангельский (ЛДПР). Помимо слов сожаления о том, что не удалось нынче поработать, а также слов благодарности в адрес администрации и областного правительства, политики мало чего прояснили в создавшейся ситуации.

Выяснилось лишь, что за «Кунеевский», который коммунисты вознамерились оставить в городской казне, якобы дают 100 000 000 рублей. Причём, по заверению Ивана Попова, «участки остаются в городе». То есть, получается, что некто решил выложить 100 миллионов за кучку спорных ларьков, бренд «Кунеевский» и головную боль при разгребании всех околорыночных проблем. Без земли. Вы в это верите?

Депутат Архангельский «как криминалист» постоянно говорил о неких этнических группировках, «чёрных деньгах» и о том, что изменить ситуацию невозможно.

– Муниципалитет – неэффективный менеджер, – говорил Архангельский. – Всё, что творится с потребительским рынком, – это всегда проблема, это всегда коррупция. А раз город не может справиться – надо продать…

К фракции КПРФ журналисты заглянули позднее. Возможно поэтому здесь формулировки были более развёрнуты и конкретны.

КОММУНИСТЫ: Заседание сорвали не мы!

— Мы свою позицию начали выражать, нас остановили, – донесла до собравшихся на пресс-конференции руководитель фракции КПРФ Ольга Сотникова. – Мы считаем это нарушением регламента думы и сейчас совместно с юристами готовим протест. При этом какие-либо решения, будь то даже протокольные, принятые после того, как наша фракция покинула зал, мы считаем нелегитимными. И имеем право на их обжалование через прокуратуру, если это каким-то образом будет нарушать права депутатов нашей фракции…

— Сейчас все говорят, что заседание сорвано, не приняты важные вопросы, как вы можете прокомментировать эту позицию?

— Позиция понятна.

Я думаю, что от нас не ожидали подобной реакции. Теперь они не знают, каким образом реагировать, а лучшая защита – это нападение и обвинение нас в срыве заседания. Наверное, первый камень в наш огород будет на тему, что мы не дали принять поправки в бюджет. Напомню: поправки в бюджет были частично направлены в сентябре, потом они планировались к рассмотрению на внеочередном заседании. Инициатором этого процесса является глава города. Но он, попросив сначала назначить внеочередное заседание, сам же потом отозвал свою просьбу. Значит, острых вопросов нет. И можно их перенести на другой день.

В данном случае были ущемлены права нашей фракции на нормотворчество. Мы выдвинули инициативу, депутаты других фракций не просто проигнорировали её, они проигнорировали наше право на обсуждение, донесения до избирателя возможности того, что можно поступить наоборот. Суть нашей нормотворческой инициативы – деприватизация рынка «Кунеевский». На прошлом заседании думы, мы считаем, было принято поспешное и неверное решение о включении его в программу приватизации. Мы лишь предложили приостановить этот процесс и вернуться к изучению вопроса. Это предмет для диалога с привлечением общественности. А тут никакая общественность не привлекалась, администрация просто приняла решение по предложению некой фракции, и его так быстро поддержали в пользу приватизации.

— Вас на предыдущей пресс-конференции упрекнули в том, что вы, мол, отказываетесь входить в рабочую группу по решению судьбы «Кунеевского»…

— Нет никакой рабочей группы. Нас никто никуда не приглашал. Депутатам до принятия решения вообще не объяснили: как будет происходить приватизация, что войдёт в уставной капитал, не рассказали о мифических миллионах, которые она принесёт городу. В документе, который представил глава города по «Кунеевскому» (в финансово-экономическом обосновании), написано, что бюджет города никаким образом не изменится. Ни в плюс, ни в минус.

Подробнее насчёт «рынка преткновения» рассказал депутат Павел Турков:

— Предприятие ликвидно, приносит прибыль, у него нет даже текущей задолженности. Повторюсь: это единственное муниципальное предприятие, которое «в плюсах». Если бы они начали с убыточного предприятия, это было бы логично, адекватно. Но начинают с единственного прибыльного предприятия, а на вопрос «Почему вы это делаете?» отвечают «Потому что». А когда переспрашиваешь, она (Инна Сорокина, руководитель департамента по управлению муниципальным имуществом. – Прим. ред.) улыбается и говорит: «Какая вам разница? Вас семнадцать человек, вот и сидите». Сегодня мы показали, что под чужую дудку плясать не намерены. А насчёт рабочей группы: мы записались во все существующие рабочие группы. Если бы нам сообщили, что есть ещё одна рабочая группа, мы бы и в неё вошли.

— Нам сейчас приводили доводы за приватизацию, что вы можете сказать против?

Ольга Сотникова:

— Как уже говорилось: предприятие прибыльное – раз. Предприятие социально направленное – два. Третье: у «Кунеевского» в хозяйственном ведении огромный участок земли в центре Комсомольского района, и дальнейшая судьба этого участка нам неизвестна. Если рынок будет продан с молотка, мы никак уже не сможем повлиять на то, что там будет. И мнение жителей тоже не учтут. Для нас это важные показатели.

Юрий Сачков, первый заместитель председателя думы г.о. Тольятти:

— Мы устали от того, что в течение года нас воспринимают как фракцию, обеспечивающую кворум, но не принимающую решений. Вы, мол, придите, а мы проголосуем, как хотим. Рынок «Кунеевский» — лакмусовая бумажка. Ничего не мешало сегодня включить этот вопрос в повестку. И при обсуждении — не согласиться с нашим мнением. Мы бы стали дальше вопросы задавать, выяснять положение дел о мифических миллионах. И заседание бы состоялось. Так что сегодня думу сорвали не мы, а они. И надо это открыто сказать.

— Вы сегодня упомянули термин «Антанта». Вы имеете в виду, что все фракции объединились против вашей?

Павел Турков:

— Сегодня вы видели, как против нас объединились три фракции. Два раза мы ставили вопросы и два раза одни и те же лица в количестве 18 человек отклонили наше предложение включить вопрос в повестку, а затем – воспользоваться нашим правом уйти посовещаться. Это – устоявшийся картель, который решает вопросы чисто экономического характера. Один вопрос – когда ЛДПР принимает нашу сторону при обсуждении предельного индекса тарифов (иначе их Жириновский просто «порвёт»), а второй – заведомо коммерческий, когда с молотка неизвестно куда уходит последнее имущество. Чувствуете разницу?

«языком ультиматума не разговариваю»

В среду-четверг соцсети и большинство СМИ стояли на дыбах: якобы коммунисты лишили город денег! Ложь о бюджете во все голоса звучала из каждого утюга, светилась со всех мониторов. Думу надо разогнать! Куда смотрит губернатор?!

К слову, губернатор тоже сделал пару-тройку заявлений, но не столь радикальных, как от него ожидали. А тут ещё случился его визит в наш «молодой, динамично развивающийся город». Словом, злые языки утверждают, что кое-кому досталось. Но не коммунистам, которых не пригласили.

Коммунисты, наоборот, сами позвали Сергея Анташева на заседание фракции в пятницу утром. Пригласили представителей 3-4 СМИ… Но тут что-то произошло. Сергей Анташев сначала выразил заинтересованность во встрече, затем узнал, что она пройдёт в большом зале, где камеры трансляции и те самые немногочисленные СМИ и… отказался.

После чего появился уже знаменитый в Тольятти мем, приписываемый главе города: «Я языком ультиматума не разговариваю!» В чём Сергей Александрович увидел ультиматум, непонятно. Тем более, что на встречу к коммунистам он пришёл. Перед началом заседания внеочередной думы, назначенной всё на ту же пятницу. Где-то в 9.30.

А в 8.00 примирить думу пытался спикер-«единоросс» Николай Остудин:

— Принципиальной позиции – продать – нет ни у главы, ни у нас, ни у нашей фракции. Поэтому предлагаю такой вариант: на заседании совета думы принимаем вопрос о включении в повестку следующего заседания. Нам администрация готовит пакет. На комиссии смотрим. И на очередном заседании думы всё это рассматриваем. Думаю, мы найдём правильное решение…

— Мы ровно об этом говорили на протяжении двух комиссий. – Отвечал ему Юрий Сачков. – Сразу говорили, что торопиться не надо.

Депутат Павел Митковский:

— Есть многочисленные факты: когда муниципальное предприятие становится акционерным обществом, у города пропадает возможность как-то влиять на его деятельность. Судя по тому, что они даже не отвечают на депутатские запросы, становится ясно, какая ситуация сложится по рынку «Кунеевский». Пока это муниципальное предприятие, можно требовать отчёт, а на акционерное общество влияние значительно уменьшится. Поэтому фракция КПРФ в принципе против, чтобы акционирование проходило.

Павел Турков:

— Всё делается с их стороны для того, чтобы мы «обиделись» и не пошли на заседание. Нас оклеветали, я заявляю это ответственно. Клеветники заявили, что из города эти деньги ушли, что мы не должны были покидать заседание. Я вот 14 вопросов подготовил, и только один из них – Николаю Ивановичу: как он будет защищать имидж думы и депутатов в количестве 17 человек от того негатива, который прошёл по сети интернет? Как они будут восстанавливать репутацию думы, ведь они её просто испачкали? Учитывая, что нагнали кучу СМИ и областных и местных.

Репортёров заказывали?

СМИ действительно было как никогда много. Но, буквально оккупировавшие фойе третьего этажа думы люди с камерами не смутили Сергея Анташева, прошедшего на переговоры с коммунистами. Тем более что до поры они его «не трогали», ждали отмашки.

Под камеры и диктофоны, тем временем, по очереди выводили то представителя бизнес-сообщества, то молодую маму, то кого-то из ТОС, то детского спортивного тренера. Люди честно и искренне говорили о нуждах и опасениях. О том, как нужны деньги на местное самоуправление, достройку садика в микрорайоне Жигулёвское Море (за который столько бились как раз-таки коммунисты), закрытие муниципальных контрактов, проведение детских спортивных соревнований. И невдомёк людям, что доморощенные политтехнологи их просто подставили. Что никуда деньги не ушли и не уйдут, а соцсети… ну они соцсети и есть: кто что первый ляпнул, то и запомнилось…

Анташев и коммунисты договорились.

Само заседание прошло без сучка и задоринки. Зарегистрировались, прослушали, на что идут деньги, единогласно проголосовали и на том завершили.

Камера смотрит в главу

А вот с подходом к камерам градоначальника началось самое интересное.

— Сожаление вызывает тот факт, что мы достигаем цели, когда вмешивается губернатор, — заявил Анташев, глядя в камеры. – На мой взгляд, губернатор недостаточно жёстко оценил работу думы, депутатов, городских властей.

— Уточните ситуацию по «Кунеевскому»…

— Была инициатива одной из фракций. Мы попросили, чтобы фракции подготовили предложения по пополнению бюджета. ОДНА ИЗ ФРАКЦИЙ ПРЕДЛОЖИЛА ПРИВАТИЗАЦИЮ РЫНКА «КУНЕЕВСКИЙ» И НАЗВАЛА (!!!) СУММУ. На наш взгляд, показалось заманчиво за такую сумму реализовать предприятие. Дальше дума приняла решение, проголосовала за приватизацию. Мы исполняем решение.

— Речь о ста миллионах?

— Да, была названа такая сумма.

— А какая фракция предложила?

— «Справедливая Россия». Что вы мне повторяете вопросы?

— Предложение было как-то оформлено?

— Нет, на словах.

— Приватизироваться будет вместе с землёй?

— Пока не знаю. Вопрос цены. Если цена будет устраивать – мы за то, чтобы наполнять бюджет…

Всё это сказал на пяток камер и десяток диктофонов глава городского округа Тольятти. А вот слова лидера фракции «СР» Ивана Попова, «перехваченного» тремя журналистами на лестнице пять минут спустя:

— АДМИНИСТРАЦИЯ ДОЛОЖИЛА, что есть покупатель, который готов предложить порядка 100-150 миллионов.

— Администрация доложила?

— ПО-МОЕМУ, АДМИНИСТРАЦИЯ. Встреча была весной… Речь шла о продаже предприятия. Участки будут в аренде. Аренду оплачивает предприятие.

Как говорится, занавес.

P.S. Вопросы о «Кунеевском» повисли в воздухе. Ни инициатор его реализации, ни инвестор, ни схема приватизации яснее не стали.

Ждём развития событий. Расскажем.

Андрей Сергеев

АЛЕКСЕЙ КРАСНОВ: «Города, по представлению стратегов капитала, должны быть нищими, слабыми и покорными».

«Тольяттинский Навигатор» обратился за комментарием к произошедшим событиям к депутату Самарской губернской думы Алексею Краснову.

КОРР.: Алексей Геннадьевич, почему, по вашему мнению, такой «маленький» вопрос как приватизация МП «Рынок «Кунеевский» вызвал такую большую бурю в тольяттинской политике?

— У всей этой истории с «Кунеевским скандалом» есть несколько причин.

Причина первая. Назову её «Уходящий поезд». В течение двадцати лет узкая группа лиц из числа депутатов, высших чиновников мэрии и приближённых к ним лиц грабила город. За бесценок приватизировалось городское имущество – не только то, что осталось у города с советских времён, но и то, которое было приобретено и построено во времена ельцинских реформ. И всё это время некому было их, этих приватизаторов, остановить. Но вот настаёт 2018 год, и граждане Тольятти избирают в думу 17 коммунистов. Недостаточно, чтобы изменить регламент и устав города, но достаточно, чтобы блокировать те или иные антинародные решения. Приватизаторы поняли, что в 2023-м году, на следующих выборах, горожане могут выбрать 100% депутатов из числа коммунистов. И тогда всё. Никакой приватизации. Мы, коммунисты, если нас будет две трети от числа депутатов, сможем проводить все решения в интересах народа, сможем изменить устав, регламент думы, положения и так далее.  А значит единственное, что могут сделать приватизаторы, – распродать городское имущество побыстрее до 2023 года.  Приватизаторам нужно успеть запрыгнуть в вагон уходящего поезда приватизации, поэтому такая истерика нагнетается вокруг решения депутатов-коммунистов деприватизировать «Кунеевский».

КОРР.: Но ведь сторонники приватизации МП ссылаются на изменения в федеральном законодательстве!

— Ну да. На самом деле в федеральном законодательстве ещё пока ничего нет, но, думаю, скоро появится. И поэтому причину вторую так и называю – «Федеральная». Дело в том, что весь этот олигархо-чиновничий строй приходил к власти под личиной демократии. Советскому народу, которому стало скучно жить в государстве, где «всё решено», показали «демократическую конфетку». Но, как только произошёл государственный переворот, и к власти пришёл капитал, конфетку «демократы» положили к себе в карман, а демократические институты (такие как думы, мэрии) стали использовать для личного обогащения. Но через 20 лет народ стал «трезветь» и понял, что демократические институты нужно использовать для того, чтобы защищать свои права, которые за 20 лет реформ эта воровская власть отняла полностью. Народ начал выбирать оппозицию. И власть начала уничтожать демократические институты. Сначала отменила прямые гражданские референдумы. Это был самый сильный и подлый удар по гражданскому обществу. Затем были упразднены мэры. Фактически отменено конституционное право граждан собираться свободно, мирно и без оружия. Ключевое слово здесь «свободно». И так далее. Наступление идёт по всем фронтам. И в том числе – по ограничению независимости городов как самостоятельных экономических субъектов. Ведь это только на бумаге муниципалитеты  свободны что-то там делать. А по факту они – рабы «вертикали власти». На примере Тольятти это хорошо видно.

Во-первых, через саботажное и коррупционное управление либералами и консерваторами от партии власти наш город доведён до банкротства. При бюджете около 7 миллиардов у Тольятти почти 6 миллиардов долга. Эти долги начал формировать Уткин, а при либерале Андрееве кредитное закабаление города достигло немыслимых масштабов. Едросовская дума, разумеется, дружно согласовывала все эти кредиты. Кстати, отец справоросса Ивана Попова – коммунальщик Виктор Попов – как раз долгое время возглавлял фракцию «Единой России» в Тольяттинской городской думе. Не удивительно, что он так любит процесс приватизации… Но вернёмся к нашей теме.  Когда в 2023 году коммунисты, допустим, придут к власти, город будет банкротом и всё, чем придётся заниматься коммунистам – это искать деньги на уплату процентов по кредитам, которые набрали либералы с едросами за предыдущий период. Сейчас это 500 миллионов в год.

Во-вторых, федеральными рычагами из города выкачиваются все деньги. Как я уже сказал, остаётся в Тольятти 7 миллиардов, но зарабатывает-то город 60 миллиардов. Куда остальное уходит? Правильно. «Наверх». А нам потом спускают якобы «федеральные» и «региональные» деньги в виде подачек – субсидий, дотаций, межбюджетных трансфертов. Есть и другие манипуляции по откачке денег из города. АВТОВАЗ, например, раньше платил налоги в Тольятти. Потом «наверху» решили привести в божеский вид Санкт-Петербург к очередному юбилею, и «бах!!!» — АВТОВАЗ как юридическое лицо регистрируется в Питере и начинает платить налоги в бюджет северной столицы. А теперь завод вообще в офф-шоре числится… Понятно?

Недвижимость и муниципальные предприятия – это то, что может приносить городу устойчивый доход. Если устранить коррупцию, конечно. Это – материальная база, на основе которой город может быть экономически независимым субъектом. Может развивать те направления, которые сочтёт нужными. Поэтому федеральная власть потворствует разорению городов, их экономической несамостоятельности, потому что таким образом города всегда будут «под каблуком», будут сидеть «на игле» федеральных и региональных дотаций, не будут иметь права голоса. Стратегия нищих городов – это стратегия защиты от возникновения островов социального благоденствия, типа совхоза, которым руководит Грудинин, и который также власть всеми силами хочет сегодня уничтожить. Города, по представлению стратегов капитала, должны быть нищими, слабыми и покорными. Особенно – города, где поднимают голову, где просыпается гражданское самосознание. Поэтому мы против приватизации. Мы хотим, чтобы город был сильным, богатым. А не ходил с протянутой рукой.

Закрыть меню